Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

спокойный

Жена драгоценная

Я рассматриваю фотографии с хасидской свадьбы — их прислала мне мама невесты, моя коллега. На фотографиях смущенная хорошенькая невеста смеется, окруженная родней. В семье там одиннадцать детей. Двое женатых старших братьев с гордостью демонстрируют нарядных малышей, рядом жены в красиво уложенных париках. Невеста тоже в парике — на свадьбе она считается уже замужней. Тонкое лицо светится строгой красотой. Не всем идут парики, но невестам обычно идут.

Хасиды — закрытая еврейская община, живущая по строгим традициям восемнадцатого века. Мужчины учат Тору в ешивах, женщины воспитывают детей. Учатся мальчики с девочками раздельно и не пересекаются нигде. Когда они подрастают, им подыскивают пару при помощи «шидуха» — сватовства. Пара знакомится, встречается пару раз и, если все в порядке, считается помолвленной. Между помолвкой и свадьбой проходит примерно год, в течение которого жених с невестой не общаются. Поженятся, тогда и знакомятся потихоньку. Лучше всего узнаешь человека, когда родишь с ним нескольких детей. А тех, с кем у тебя нет детей, зачем их знать?

(Действительно, зачем? Моя колонка в журнале "Психология эффективной жизни")
спокойный

Разве я сторож брату моему?

Моя статья про детские конфликты на сайте ИГУМ.

Мы с братом все детство ссорились и дрались. Один раз разбили балконную дверь, в январе! Играли в теннис маминым норковым воротником, брат запустил в меня ракеткой, попал в абажур, абажур разбился, я отскочила к подоконнику, свалила горшок с геранью, брат кинулся его ловить и въехал головой в стекло… Сейчас мы – лучшие друзья, родные люди. Если у меня что-то случится, сразу к брату пойду. Когда мои дети ссорятся, я им рассказываю про наши ссоры с дядей Толей. Как-то оно успокаивает, знаете. Балконные двери мои дети пока не били, к тому же в Израиле тепло. Мы-то жили в Ижевске, вот где это была проблема… (Кира)

Мы с братом не ссорились никогда. У меня все детство был один настоящий друг: мой брат. (Авель )


Многим хочется, чтобы дети в семье были похожи на героев книжки «Дружные барашки». Вместе жевали колокольчики, вместе гуляли по травке, вместе толстели и отращивали шерсть. И никаких конфликтов. Всех в семье любят, всем рады, всем всего хватает. Чего делить?
Однако, в реальной жизни дружные барашки время от времени превращаются в рычащих хищников. Некоторые - раз в десять дней, а кто и раз по десять в день. Кидаются друг на друга, как настоящие враги, и по всей квартире летят клочки кудрявой шерсти.

Родители реагируют по-разному: (неужели?)
спокойный

Одноклассники

Жениться нужно было на той, изящной, без косметики, без каблуков. Теперь ты понял, дубина? Вон как она выглядит, через двадцать лет. А Кирюха уехал в Америку, уехал и был таков, а у Андрея машина, впрочем, машины у кого теперь только нет. Мальчики растолстели, девочки вышли замуж, девочки демонстрируют кольца и вырезы модных кофт. Кто-то родил тогда еще, а ведь кто-то еще тогда уже надеялся, что бездетен. Особенно из мужиков.

Половина родили девочек, половина не ладят с соседями, половина ушли в религию, хорошо хоть, не все в одну. Но даже и захотели бы, все равно не дружили бы семьями, мы ж не можем выбрать одну на всех - ладно школу, а то страну. В переодетых мадоннах пойди узнай девочек в белых фартуках. Какого черта ты тогда не женился на той, изящной? Какая была синица в руках! Стой теперь, рот разевай на чужой каравай, простая задача для школьника. А не ходил бы ты в школьниках – ходил бы в дворниках.

Бывший очкастый мальчик, ты лучше взбирайся в горы, или проветривай темя в автомобиле длинном, но не пересекайся с теми, кто помнит тебя летящего по школьному коридору цвета убитой глины. Тебя не позвали в кино в воскресенье, натравили собаку в субботу, в среду скинули без разрешенья в очень холодный сугроб, и ты бежишь, отплевываясь от собственного сопенья, откашливая терпение с жалобной рвотой взахлёб.

И прошло уже столько времени, ты осилил науку нежности, ты осилил науку странности и немного науку старости, а в том коридоре по-прежнему ты бежишь как дурак от горести, освещая дорогу пламенем оглушительной детской ярости. А тебя приглашают, радушные, не помня, что переброшены обиды горючие самые через твое плечо - и они ведь правы, послушай, они, да и та, хорошенькая, что вышла в итоге замуж за кого-то еще.

Половина родили мальчиков, половина гуляют за полночь, половина жалуется на горе: статистика теплых тел. И никто не может тебе помочь, потому что тебе уже не помочь, ты же умер в том коридоре, умер, пока летел. И сегодняшнее хотение, и сегодняшние сплетения согревают тебя настоящего, он-то вполне живой. А вот если бы та, хорошенькая, без каблуков, изящная, стала твоей тогда еще - была бы теперь вдовой.

А теперь и она не вдова никак, и тебе хорошо, ты давно не враг ни своих друзей, ни чужих собак, и не прячешь дневник на своем столе и не плачешь с утра "доколе". Только носишь под майкой товарный знак, как глубокий ожог, как командный флаг, как зрачок в глазу, как шрам на скуле, как сердечко, испачканное в золе, как татуировку "возьмем Рейхстаг", как коронный удар для дворовых драк: «я когда-то учился в школе».
спокойный

Рабочее, об одиночестве

Несколько дней назад я сделала самое страшное открытие в своей жизни. Оказывается, то же самое ощущение, которое даёт хороший секс - ну там, знаете, душевный подъем, прилив энергии, прекрасное настроение, свет из глаз, сияющий вид и "съешь лимон" - так вот, это же ощущение возникает, если выспаться.

Причем выспаться не просто, а в одиночестве. То есть я понимаю, что всё дело в новизне. И что если меня спросить, что я больше люблю - спать одна или новый год, то конечно, новый год, потому что он чаще. Хотя спать вдвоём я тоже очень люблю. Но дело не в этом. Я отношусь к тем людям, которым страстно и постоянно необходимо физическое одиночество. Находиться одной в помещении (идеально - в собственном доме) мне нужно так же регулярно, как есть или спать. То есть "забыла, дура, позавчера чай пили" не канает. И проведенных без людей трех дней за неделю до первого мая никак не хватает для ощущения внутренней гармонии через неделю после седьмого ноября. Это не новый год, это нужно часто. Так часто, что всегда мало.

При этом моя постоянная жажда одиночества - это примерно как сетования миллионера, что не в деньгах счастье. Счастье, конечно, не в деньгах. Но он при этом миллионер. Обретя в жизни абсолютно всё то, что мне нужно с точки зрения близости и общения, я уже могу страстно захотеть находиться вне людей. Но возникает смутное ощущение неправильности схемы. С одной стороны, близкие люди. С другой - о дайте мне свободы. С третьей - свободы-то оно, конечно, да, но только при условии, что все, кто мне важен, живут и здравствуют. Но недалеко. Но неблизко. Вот на таком вот расстоянии, нет-нет, пожалуйста, на два шага дальше, нет, теперь на один ближе, о, теперь оно. Спасибо. Там и стойте, а я пойду побыть одна. Потому что мне это очень и очень важно.

Потребность побыть в одиночестве - святое дело. Я последний человек, который кинет камень в эту потребность. Стремление побыть в одиночестве - это стремление подключения к себе, к своему "я", к тому источнику, где хранится самая необходимая энергия для любого человека. Если мы долго не имеем доступа к этой внутренней энергии, нам приходится больше и больше энергии задействовать снаружи, расходуется эта внешняя энергия всё быстрей, и в результате мы всё равно приходим в какой-то момент к необходимости генерировать энергию изнутри. Потому, что, во-первых, внешнее по определению всегда менее эффективно, нежели внутреннее (да еще и ставит тебя в зависимость от внешних факторов), а во-вторых, любой организм стремится воплощать свой потенциал. А потенциал - это только и единственно внутренние ресурсы. Другого нет.

В общем, всё вроде кошерно. Если не вспоминать миллионера и то, что его счастье - не в деньгах. Почему-то почти все те, кому страстно и постоянно необходимо одиночество, имеют семьи. Есть, конечно, люди, которые по собственному выбору и к собственному удовольствию живут одни, но речь сейчас не о них - у них нет разрыва между декларируемым и реальным. Разрыв есть у тех, кто так или иначе счастливо обрел по-настоящему близких людей и теперь бегает от этих близких людей по диагонали. Очень всех любя и постоянно мечтая, чтобы его оставили в покое. В результате получается тот компромисс, который хуже обеих альтернатив: семья смутно недовольна тем, что ей недодают, а сам человек тихо мается теснотой. Причем хорошо еще, если хотя бы мается, часто ведь просто живёт, смурной, не догадываясь, что причина его постоянной подавленности - в том, что он редко имеет возможность подключиться к своему вожделенному "я". То есть побыть один.

При этом и человек хороший, и семья замечательная. И любовь изо всех сил. Что же тогда не так?

Оговорюсь. Нормальные, объективные количества внутреннего одиночества нужны практически всем. Кто-то получает его, ведя машину, кому-то хватает часа с книжкой, кто-то умеет отгораживаться от мира, творя плов или торт, а кому-то удаётся расслабиться в кафе. Я же сейчас говорю о ситуациях, в которых всех этих простых способов не хватает и погоня за одиночеством превращается в ежедневный марафон, мучительный как для человека, так и для его семьи. Или, что еще тяжелей, никакой погони за одиночеством вроде бы и нет - а внутренний мир как-то поднывает, как-то вял. Чего-то не хватает, черт его знает, чего. Может - себя?

* * *

Я поговорила на эту тему со своими старшими коллегами, и в разговорах сформулировалась интересная вещь. Желание находиться в одиночестве можно называть "роман с собой". Да, я знаю эту шутку, мол "любовь к себе - это роман на всю жизнь", но юмор в том, что это не такая уж шутка. Человеку необходим роман с собой, это первое условие для романов с кем-то еще. И, казалось бы, условия для этого романа есть всегда - уж кто-кто, а ты сам у себя всегда неподалёку. Но оказывается, это не совсем так. Роман с собой требует одиночества - просто потому, что когда рядом еще кто-то, ты воспринимаешь себя как "себя с ним", а не просто как себя.

А теперь отступлю. Что является второй фазой любого романа? Ну вот если первой фазой счесть ошеломление от обладания друг другом, упоение и восторг, то что возникает потом? Меня учили (и я в это верю), что следующий этап романа - это осознать, что этот роман существует постоянно, а не только тогда, когда любимый человек держит тебя за руку. На втором этапе возникает ревность, недовольство, укоры "ты ушел, а я тут без тебя лишался" (с), нервозность "не позвонил, значит, плохо любит" - и на помощь приходит постепенно возникающая уверенность, что ни в каком поведении нет криминала. Страх потерять объект романа заставляет нас все время держать его перед глазами. Отошел на два шага - всё, разлюбил. А, вернулся? Нет, значит, не разлюбил. Черт, опять отошел? Неужели опять разлюбил? А может, ему просто нужно раз в день отходить на два шага? И с "разлюбил" это не связано никак?

При устойчивом, установившемся романе мы знаем, что он существует, даже когда человек не рядом. Он может быть на работе, в командировке, в пабе с друзьями - и всё это не делает наш с ним роман отсутствующим. Мы уже достаточно взрослые, как пара, чтобы хранить эмоциональную память об объекте постоянно, а не только глядя на него. Постепенно приходит уверенность друг в друге и умение ощущать свою совместность без непрерывного физического присутствия. Если бы не это умение, никто из женатых людей не приходил бы на работу. И уж точно не ездил бы в командировки. И тем более не ходил бы на футбол.

Но это всё старые мысли. А новая (для меня) мысль заключается в том, что и роман с собой должен пройти те же самые этапы развития. Одиночество - не самоцель, самоцель - подключение к своему "я", к той энергии, из которой всё растет. Сначала для для этого, как правило, необходимо физическое одиночество, полная тишина и идеальные условия. Но постепенно выращивается умение чувствовать своё "я", даже находясь с людьми. Даже лёжа в одной постели с ними. Умение не "заглатываться" отношениями, а сохранять ощущение собственной цельности и ценности - в любой паре, в любой любви. Это кажется ужасно сложным, как это вообще - ощущать вожделенное одиночество в толпе? Но, если подумать, это не сложнее, чем ощущать, что тебя любят, даже если тебе уже пять часов об этом никто не говорил.

В общем, любовь к себе - это действительно роман на всю жизнь. Но и в этом романе, как выясняется, есть этапы, и они требуют работы над отношениями. Иначе отношения развалятся, ты будешь сам на себя долго злиться, потом перестанешь сам с собой разговаривать, а потом и вовсе разведешься. Придется искать две квартиры, зарабатывать две зарплаты... Да и вообще, где ты себе еще одного такого, как ты, найдешь.
спокойный

Большой секрет

Я неадекватна. О, до чего же я неадекватна! Любо-дорого глядеть.

Летом я понятно отчего неадекватна. Сам ты стихи, это проза жизни. Летом я просто прелесть. Летом мне не нравится ничего. Жару я не выношу, поэтому как только температура воздуха прогревается до двадцати градусов и выше, я страдаю. Страдаю у меня выражается в том, что я зверею.

Сейчас, погодите секундочку, сил нет терпеть. Я отойду, порычу и обратно вернусь, хорошо? Ужас, до чего хочется всех убить.

Рррр. РррррРРРРР!!!! Вот тебе, вот тебе, вот тебе. Всем сестрам по серьгам. Ну чего ты плачешь? Мама неадекватна. Я тебя предупреждала, не надо было рождаться. И замуж было не надо. И жениться. И вообще. Рррр. РРРРР!!!

Уф, вроде всё. Полегче. Так вот. Температуру, говорю, высокую не выношу. Выше двадцати градусов. Мне сразу от такой температуры хочется закопать себя во влажную землю и ни о чем не думать. Ну, ни о чем не думать у меня получается хорошо. Это у меня всегда хорошо получается. Но средняя температура по больнице у нас в Израиле - сорок градусов всегда. Ну ладно, тридцать. Да какая разница, если раздражает ужас как! Что раздражает? Да всё. О чем это я.

Сейчас, правда, не лето. Не лето, слава Богу, сейчас. Зима потому что. Сентябрь. Я скомандовала ему, чтобы он уже зима, и он таки-да. Кто сказал "в Израиле сентябрь самый жаркий месяц"? Наглая ложь, вранье и клевета. Кто сказал "зачем так много синонимов"? Если бы вы знали, сколько синонимов мне хочется употребить по этому поводу, вы бы были страшно благодарны мне за то, что большую часть своей жизни я вообще молчу. Да, это я УЖЕ молчу. А те, кто подавился в этом месте собственной шляпой, могут дальше не читать.

Кроме лета, меня много чего раздражает. Вот, например, когда я усталая по вечерам. Потому что вы только подумайте - я усталая домой с работы прихожу, а дома - они! Семья! Некоторые спят. Слава Богу. Остальные не спят. И на мой приход реагируют. "А не сделаешь ли ты, дорогая..." Не сделаю! Я неадекватна, я знаю. Но за вопрос "а не сделаешь ли ты", задаваемый мне после рабочего дня, легко могу убить. Даже если по задумке этот вопрос оканчивается словами "перерыв в работе и не попьёшь ли чаю, золото моё". Не попью. Или попью. Или не знаю, попью или не попью, только перестаньте меня уже раздражать!

Но то, насколько я неадекватна вечерами - это ерунда против того, как я неадекватна по утрам. Потому что вечерами я либо уже не хочу спать совсем никогда, либо хочу спать настолько, что просто молчу, ложусь и сплю (к сожалению, эти редкие вечера так и не научилась по-настоящему ценить моя семья). Но утро... Утро - это момент, когда я не вижу ни одной по-настоящему убедительной причины оставаться в живых. Ни для себя, ни для окружающих.

Утро - это не время суток, это состояние души. Утро у меня начинается в тот момент, когда я встаю. Первый час после того, как я встаю, мне даже не хочется никого убить: нет сил. Я могу только бессильно мычать, натыкаться на стены и в который раз пытаться понять, за что Тот, Который так блин остроумно Отвечает за Всё, наградил этот мир мной. По мне, так этот мир и без того достаточно несовершенен.

Второй час после подъема я еще не становлюсь адекватной, зато у меня уже есть силы на раздражение. Третий и далее часы дня я обычно провожу на работе, поэтому усилием воли делаюсь нормальным человеком. С трудом, но на моей работе иначе нельзя. А потом я прихожу домой.

Много лет назад, когда мы с Коллегой были еще совсем начинающими специалистами, пошла она как-то покупать себе компьютерную игру. И её спросили - какую игру вы хотите, милая девушка? Вы понимаете, задумчиво ответила девушка (а тогда эта девушка была очень такая из себя романтичная на вид - серые глаза и тонна золотистых локонов по плечам), я работаю с людьми... Да? - внимательно склонился над ней продавец. Поэтому, продолжила милая девушка, когда я прихожу домой, мне хочется стрелять, стрелять, стрелять...

А дома, между прочим, дела. Вам смешно. Но каждый день находится что-то, что приходится делать из последних сил. То чай пить, то курицу есть, то вообще разговоры разговаривать. Ну вот скажите мне - человеку, который только что отговорил целый день за деньги, зачем ему после этого бесплатно разговаривать? Правильно! Такому человеку разговаривать не нужно! Такому человеку нужно уползти в теплый угол и там лежать, постанывая. Но семья этого не понимает. "Ну послушай", говорит семья. Я слушаю. А потом говорю какую-нибудь гадость, я умею. А семья, зараза такая, смеётся и отвечает "ты неадекватна". А конечно же неадекватна. Будешь тут адекватной. С такой семьёй.

А еще гормональный дисбаланс. Я тут предложила одной своей подруге добавить состояние "гормональный дисбаланс" в интересы. Потом другой. Когда предложила третьей, задумалась. У меня гормонального дисбаланса нет и не может быть. Просто раз в месяц с моих глаз спадает пелена, и я начинаю понимать, что до сих пор жила в розовом тумане, а на самом деле жизнь черна и беспросветна целиком. И все мои предыдущие ощущения - что, дескать, не так уж плохо порой и что, мол, бывает и хуже - исключительно иллюзия и самообман. Смысла ни в чем на свете нет, отношения бесполезны, люди неадекватны, любовь - химера, конец света уже почти настал и главное теперь - ни в коем случае не заводить детей. Когда я в такие моменты вспоминаю, что детей я, кажется, уже завела, я предпочитаю немедленно про это забыть. Мне в такие моменты вообще лучше про всех забывать, потому что как только я про кого вспоминаю - сразу же хочется его побыстрее добить. Из жалости.

В общем, это не я неадекватна, это все вокруг наивные слепцы. А моё ежемесячное ощущение нашей всеобщей судьбы как полного кошмара - это и есть настоящая правда жизни. И не надо со мной спорить, пожалуйста. Вам же хуже будет. Вы же в курсе, не первый месяц на свете живём.

Потом оно проходит и некоторую часть месяца розовые очки продолжают украшать мой неслабый семитский нос. Сбить их до следующего периода просветления и осознания не удаётся, поэтому в основном я ничего. Кроме как по утрам, когда я только что встала, днем, оставь меня в покое, я же на работе, и вечерами, про это я уже говорила. А так ничего.

И ладно бы я была в этом мире одна. С собой одной я бы еще как-нибудь договорилась. Если бы перебить смогла. Но вокруг же народ! Ох.

Частично окружающие меня люди вполне себе адекватны. И это невыносимо, потому что когда неадекватный человек видит адекватного, ему сразу становится ясно, кто из них двоих среди них лишний. Но частично окружающие неадекватны еще более меня! И вот это уже совсем концы. Разговариваем вчера с Коллегой. Она с работы, я с работы же, но раньше. То есть я уже отдохнула слегка, а она еще нет. Ноет.

- Тебе хорошо...
- Чем это мне хорошо?
- Ты отдыха-а-ала...
- Полтора часа.
- Ты вы-ы-ыспалась...
- Неделю назад в последний раз.
- У тебя ребёнок уже спи-и-ит...
- Да, и укладывала его я!
- А мой еще не-е-ет...
- Ну так уложи!
- Ну вот я и укла-а-адываю... (зевает)
- Так вот уснёт она сейчас, и отдохнёшь.
- Ага-а-а... Но тебе хорошо...
- Да чем это, чем это мне так хорошо?
- Ты уже на завтра всё собралаааа... (завтра мы работаем вместе)
- А ты - нет?
- А мне еще завтра чистить зубы!!!

Потом она клялась, что хотела сказать "мыть голову", но оговорилась. Я сделала вид, что верю. Но вы поняли, среди кого я живу?

Я предложила Коллеге почистить зубы, тьфу, то есть вымыть голову уже сегодня. Она сказала, что сегодня у неё нет сил. Я предложила сделать это быстро, "по хронометру". Она услышала "похоронометру" и умилилась, какое хорошее слово - "похоронометр". Порадовались слову, пообсуждали, что именно мы будем похоронометром замерять. Решили, что всё вокруг. Знаете, как приятно - выходишь на улицу, похоронометр наготове, и замеряешь, замеряешь... Чудесно. А начать замеры можно с себя. Правда, есть опасность, что похоронометр зашкалит. И придется новый искать, а где в наше время приличный похоронометр найдешь?

Нарадовались, пытаемся завершить разговор.

- Ну ладно, - говорю - раз ты такая никакая, давай мы уже сегодня встречаться на чашку чая не будем. Я спать пошла.
- Ыы, - ноет Коллега, - а я что буду делать?

И тут не выдерживает Дима, краем уха слушающий весь диалог. Когда после серии жалоб на усталость, желание удавиться и кучу предстоящих дел следует коллегин вопрос "а я что буду делать", он доброжелательно поясняет из своего угла:

- Чистить зубы.

Я тут на днях фразу замечательную прочла. "Он, конечно, прав, но я с ним не согласна". Так вот. Вы же видите - с окружающими меня людьми можно жить, только будучи полностью неадекватной. А если какой-нибудь человек считает, что с неадекватными людьми жить невозможно - он, конечно, прав. Но я с ним не согласна.

Потому что я же вот - живу.
  • Current Music
    под злобное рычание
спокойный

круговорот

Я выдам замуж старшую дочь и перестану спать.
Прекращу выходить из дома, чтоб не пропустить звонка.
"Маленькая", "не справится", "не захочет, не будет, заплачет" -
папы нету, бабушки нету, кто её заберёт?
Я выдам замуж среднюю дочь, и переселюсь под дверь.
Вдруг она возвратится ночью? Мы будем жить,
как погорельцы, не засыпая, чтобы услышать стук.
"Маленькая", "не справится", "не захочет, не будет, заплачет" -
няни нету, горничной нету - кто её впустит в дом?
Я выдам замуж младшую дочь, и лягу в её постель,
Мне будет уже безразлично, о чем шумит коридор -
Мой невозможный ребёнок повсюду заходит без стука.
Не запирай, пожалуйста, двери: вдруг она снова забыла ключи.
А поздней ночью, когда дела отпустят меня к бессоннице,
Когда я сильно устану ждать, слушая тишину,
Я позову тихонько: заберите меня отсюда кто-нибудь.
Но папы нету, бабушки нету - кто меня заберёт?

* * *

Я буду вешать фонарь на крюк, я буду стеречь крыльцо,
я вытрясу душу из старых часов, я подожгу овин,
я испеку пирог и его, крошки швырнув под стол,
силой скормлю тому, кто взойдёт случайно на мой порог.
Маленькие! Не справятся! Не сумеют, не станут, заплачут...
Мне не нужны мои руки, без которых никто не умер.
Собакой лежать у двери - скажете, тоже искусство?
Тогда вот вы и ложитесь. Подвиньтесь левее, дует.

* * *

У моей старшей дочери внуки,
и у средней дочери внуки,
и у младшей дочери внуки.

Моя старшая дочь не спит по ночам,
и средняя дочь не спит по ночам,
и младшая дочь не спит по ночам.

Мои сумасшедшие дети,
такие исключительно взрослые,
абсолютно во мне не нуждающиеся.

маленькие. не справляются. не хотят. не умеют. плачут.
заберите меня отсюда кто-нибудь

нарушение причинно-следственных связей в результате пост-травматического синдрома
  • Current Music
    сама ставь диагноз
спокойный

(no subject)

Дорогая редакция журнала "Сельский час"!
Я - честная доярка, хорошая работница и примерная мать. Я счастлива в личной жизни и у меня прекрасные перспективы в родном коровнике.
Характер у меня сильный, но мягкий. Друзей много, семья большая, зато хорошая. Все есть.

Но все чаще и чаще почему-то хочется, чтобы кто-нибудь подошел, по голове погладил и ласково так сказал: "Все будет хорошо, Люсенька. Не переживай, Люсенька, милая, все обязательно будет хорошо...".

Проблема в том, дорогая редакция, что меня зовут Татьяна...
  • Current Mood
    confused confused