Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

спокойный

Semper Excelsior

У каждого в жизни свое назначение.
Вот Софья Марковна.
Ей шестьдесят четыре.
Рыбой, которую она пожарила
в сметане за эти годы,
можно было бы заселить небольшое озеро.
Детьми, которых Софья Марковна не родила,
можно было бы заполнить целый детсад,
или техникум, или подразделение,
танковое или пехотное.
Из книг, которые Софья Марковна не прочитала,
можно собрать Александрийскую библиотеку,
а в придачу Библиотеку Поэта
и на сдачу тайный архив Ватикана.

Шестьдесят четыре неиспеченных торта
ко дню рожденья,
шестьдесят четыре пары домашних тапочек,
смятых на левую ногу,
шестьдесят четыре вязаных кофточки,
заштопанных аккуратно,
шестьдесят четыре растаявших плитки
молочного шоколада.
Магазин по утрам, рассыпанные монетки,
недорогая булочка в воскресенье,
рыба на ужин, в сковороде сметана,
днем передача: «Сокровища Ватикана».

Все как обычно. Но по ночам
Софье Марковне снится: на берегу небольшого озера,
в котором весело плавают рыбы,
сидят нарядные дети, молодые мамы с колясками,
солдаты в штатском, смешные студенты в очках -
сидят и читают книги
из Александрийской библиотеки.
Софья Марковна подходит ближе, рада, смеется,
говорит им: «Дайте и мне, скорее!»,
ей протягивают книги,
и тут она вспоминает
что давно разучилась читать.

Софья Марковна просыпается с колотящимся сердцем,
пьет валидол, надевает кофточку,
распахивает окно, опасно свешивается вниз
и думает:
- Если я сейчас спрыгну,
что это изменит?

И тут
появляется мальчик.
Бритый подросток с фингалом под глазом и выбитым зубом,
возвращающийся ночью - ну, допустим,
из Александрийской библиотеки.
Он поднимает голову,
видит лохматую Софью Марковну
в темном оконном проеме,
машет рукой и кричит ей:
- Эксцельсиор!

Это слово он выучил накануне,
когда пил с соседом, бывшим политзаключенным,
и оно ему страшно понравилось,
потому что похоже на «еб твою мать», но гораздо красивей.

Софья Марковна ловит взлетевшее слово двумя руками,
сует за пазуху, со стуком защелкивает окно,
ложится в постель и шепчет:
- Эксцельсиор!
Засыпает уже, но шепчет:
- Эксцельсиор…
Просыпается утром и повторяет твердо:
- Эксцельсиор.

От этого шаг ее крепнет, настроение повышается,
осанка ее улучшается, улыбка светится.
Софья Марковна находит монетку -
эксцельсиор!
Софья Марковна покупает сметану -
эксцельсиор!
Софья Марковна жарит рыбу -
эксцельсиор!
И на душе у неё хорошо.

У каждого в жизни свое назначение.
Софья Марковна
назначена хранителем слова «excelsior»
на семьдесят лет.
Ей осталось шесть.

А потом, как-то ночью, вскочив и набросив кофточку,
Софья Марковна свесится из окна, увидит мальчика,
поймает слово «Эксцельсиор», попытается удержать,
но слово рванется, захлопает крыльями, закричит
и с силой потянет ее наружу. И Софья Марковна,
теряя тапочки, вцепившись покрепче,
плача от страха и радости,
рванется за ним и улетит навечно.

А мы останемся сидеть возле озера
без слова «эксцельсиор» -
долго, долго совсем без слова «эксцельсиор»,
до тех пор, пока Наталья Кирилловна
(голубые бусы, набухшие вены, рыжий пучок, программа "Время")
не отыщет его под скамейкой -
растерявшее перья, похудевшее, но, в общем, хорошее -
не подманит поближе на кусочек молочного шоколада
и не утешит, погладив по спинке.
Теперь оно будет её.

Берегите Наталью Кирилловну.
Ей шестьдесят четыре.
Осталось шесть.
спокойный

(no subject)

Ну, хорошо. "А теперь - горбатый". Я вернулась.

Мысли обрывочные, однозначных ощущений мало, больше всякая пестрота. Я - неправильный путешественник, в поездках меня интересуют не столько зарубежные красоты, сколько собственные и моих спутников эмоциональные моменты. Эмоциональных моментов было много, и они были хороши. Зарубежных красот, впрочем, тоже было много, и они тоже были хороши. В голове хаос (пользуясь случаем, хочу передать привет...), впрочем, для меня это нормальное состояние. То есть почти нормальное.

Я уже даже почти привыкла быть обратно. Девушка у нас не тормоз, девушка у нас - инвалид: ей любой переезд тяжел уже тем, что он откуда-то и куда-то. Там я первые дни отчаянно тоскую по здесь, а здесь... здесь я в первые дни с тихим усилием при-вы-ка-ю. Спокойно и неторопливо, как растёт трава у берегов.

Из обрывочного яркого:

Будапешт - очень красивый город.
Самая сильная природная энергетика - у водопада. После неё, хотя она и совсем иная - энергетика озера. И еще гор. Третья.
В Словакии все девушки худые. При этом на каждом углу продаются обалденные пирожные (пользуясь случаем, хочу... мда, хочу).
В Венгрии почти все мужики потрясающе хороши собой, а из девушек я не увидела ни одной (ну хорошо: одну), которая мне бы минимально понравилась.
Мой английский я действительно могла свободно оставить дома. В Венгрии он нам абсолютно "нэ прыгодылся" (его там никто не знает, там слабо осведомлены о том, что он вообще существует, и очень удивляются, когда ты пытаешься им это доказать), а словацкий язык похож на русский гораздо больше всех остальных когда-либо слышимых мною языков.
Впрочем, это не важно (про английский). Выясняется, что два симпатизирующих друг другу человека могут на пальцах и жестах объясниться практически о чем угодно.
В Европе очень много неба. Оно везде, оно бескрайне, оно огромно и им можно дышать. У нас здесь небо другое, оно ниже, оно практически лежит на голове, я не знаю, почему так происходит. Может быть, потому, что мы к нему по определению ближе?

Видимо, я запишу сюда некоорые впечатления от поездки - само собой, неправильные. То есть рассказов про "а потом мы пришли на улицу, где есть знаменитый Музей Марципана, и нам рассказали, что в 1921 году..." не будет, это не ко мне. Я сама не знаю еще, что именно тут будет, я привезла целую тетрадку записок ни о чём (то есть о собственных эмоциональных моментах, тех самых), вот из неё и буду что-то выписывать.

В Европе сыро и пахнет детством. В Израиле жарко и пахнет домом. Где-то между этими двумя точками, детства и дома, я и живу, судя по всему. Так что можно считать, что я никуда и не уезжала.
  • Current Music
    мир себя погубит - я уйду к другому
спокойный

Праздник цветения миндаля с вашей мамой

Траурные венки - в ту комнату. В наших широтах зацвёл миндаль. Для тех, кто не в них, поясняю: суть конец зиме. Ну, может, еще не сразу. Может, еще через пару дней-недель. Но рубикон перейдён, и больше надеяться не на что. Скорость приближения лета начинает приближаться к скорости света. А для меня, как известно, каждое лето - это небольшой портативный конец света. Не-не, не пугайтесь, это - еще не стихи. Стихи - под обрезом. Нойные, хнойные, мрачные, практически нецензурные и даже (спокойно!) с матом. При этом НЕ смешные. Я не шучу. Ужас-ужас, короче.
Collapse )
  • Current Music
    or other