Neivid (neivid) wrote,
Neivid
neivid

Диспозиция

Мы - не там.
Там - не мы.
Хорошо.
Мы даем советы:
- быстро всё отдать! спасать! люди!
- нет, срочно всех в сортир! мочить! суки!
- нет, лучше всё взорвать! к чертям! бляди!
- нет. тогда всем кошмар! нельзя! дети!
Правда, всем уже кошмар. Им. Но не нам. Мы - не там.

Мы рассказываем про то, как мы переживаем. Мы очень переживаем. Нам страшно. Но не очень: ведь мы не там. Конечно, страшно за завтрашний день, страшно за детей, страшно вообще, страшно абстрактно. Чья нынче очередь? Чур, не моя. Я - не там. Я переживаю, смотрите, как я уже переживаю. Не надо меня туда, мне и так плохо. Видите, как мне плохо? Не надо, чтоб мне еще хуже. Я - не там. Я тут. Там - не я. Хорошо.

Мы ненавидим. О, как мы ненавидим. Мы предлагаем, выдвигаем и опровергаем. Мы волнуемся и злимся. О, как мы волнуемся и злимся. Здесь.

Мы смотрим новости по всем каналам сразу и страстно ругаем. Мы ругаем террористов, журналистов, пацифистов, интриганов, хулиганов, уркаганов, скандалистов, финансистов, компромиссистов, политиков-паралитиков-сифилитиков, а также мэра того города, где. Мы прижимаем к себе детей: "никогда". Мы хватаемся за голову "с ума сойти". Мы метелим оппонентов: "да вы что". Нам омерзительны оппоненты. Нас удручает их точка зрения, нам стыдно за них. За себя нам не стыдно - мы правы. Если бы слушали нас, все давно было бы в порядке. А так...

Сначала побеждает Одна Точка Зрения. Потом - Другая. Потом - Третья, объединяющая две предыдущих. Кто-то боится - а ну как завтра его местом будет - ТО? Кто-то отмахивается - ну, его местом ТО не будет. Кто-то ехидствует - чур меня, чур. Кто-то молится. Кто-то матерится. Чур меня, чур. Я не там. Там - не я. Конечно, плохо, что там вообще кто бы то ни было, но ведь не я ведь... Так что все еще не настолько плохо.

Давайте поспорим. Мы расскажем вам, что там происходит на самом деле. Мы всё знаем, и неважно, что мы не там. То есть наоборот: важно, что мы не там. Только это-то и важно, на самом деле.

Мы не в Хевроне, не в Палестине, не в Ливане, не в Грозном, не в Рамалле, не в горах Афганистана.
У нас нет ни малейшего шанса туда попасть.
Мы не в Иерусалиме, не в Нью-Йорке, не в Вашингтоне, не в Москве.
У нас нет ни малейшего шанса туда попасть.
Мы не в том самолёте, не на том вокзале, не в том концертном зале, не в том автобусе.
И у нас нет ни малейшего шанса туда попасть.

Слышите?
Ни малейшего шанса.
Subscribe

  • Расскажи сыну своему

    Время вокруг осенних еврейских праздников еще называют «ужасные дни». У этого есть глубокие философские причины, но, если использовать слово «ужас» в…

  • "Старые и новые сказки" в Хайфе

    И тут я сообразила, что в ЖЖ об этом еще ничего не писала... Я сделала новую программу, под названием "Старые и новые сказки", по-прежнему с…

  • Их бин геки́мен

    Мой папа, Яков Григорьевич Райхер, урожденный Спиридонов, родился на чердаке. Его родители Райхеры, урожденные Спиридоновы, многое потеряли в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Расскажи сыну своему

    Время вокруг осенних еврейских праздников еще называют «ужасные дни». У этого есть глубокие философские причины, но, если использовать слово «ужас» в…

  • "Старые и новые сказки" в Хайфе

    И тут я сообразила, что в ЖЖ об этом еще ничего не писала... Я сделала новую программу, под названием "Старые и новые сказки", по-прежнему с…

  • Их бин геки́мен

    Мой папа, Яков Григорьевич Райхер, урожденный Спиридонов, родился на чердаке. Его родители Райхеры, урожденные Спиридоновы, многое потеряли в…