Neivid (neivid) wrote,
Neivid
neivid

  • Mood:
  • Music:

О бедном гусаре - слово на иврите. Начало.

Все, кто хотя бы день прослужил в израильской армии, ненавидят армейскую полицию. Кроме тех, конечно, кто служил в этой полиции - но речь не о них, речь о нас. Нас можно узнать по сморщенному на улице носу вслед фигурам в белых фуражках и по презрительному, сквозь зубы "маньяким!". Их так называют: мАньяки, с ударением на "а". Или манАики, с ударением на второе "а". В этимологию вдаваться не буду, она понятна.

В жизни простого израильского солдата, а также простого израильского офицера низшего состава есть вещи, которые нельзя не соблюдать. Можно, если пытают, сказать врагу, где живет генерал армии Липкин-Шахак, но нельзя, чтобы на форме были какие-то посторонние, неармейские, значки. Можно продать сирийцам схему ядерного реактора (по крайней мере, нигде не написано, что нельзя), но запрещено ходить небритым. Можно подать в суд на своего командира за сексуальные домогательства, но нельзя, чтобы волосы были длиннее воротника. Что это значит? Это значит, что если Вы - молодой человек, Вам надлежит стричься. А вот если Вы - девушка, то стричься Вам необязательно, но обязательно волосы, кои длиннее воротника, собирать. Можно в хвостик, можно в косу. Все, свобода досюда. Две косы - запрещено. Два хвостика, хвостик и косичка (где это вы видели солдата с хвостиком и косичкой? правильно, нигде), распущенные кудри - ни за что. Можно биться головой о все стены генерального штаба, но обувь должна быть черной и без каблука. А если я хочу красную и на каблуке? Дома - пожалуйста. В детском саду - сделайте одолжение. В сумашедшем доме - будьте любезны. В армии - нельзя.

Смешно, наверное. Обхохочешься. Нормальные солдаты в нормальных странах и думать о подобных вольностях не могут: форма, и без разговоров. Какие там "хвостики-косички" - под ноль, и все! Но девушки в таких странах, как правило, в армии не служат, ибо толпа лысых девушек в военной форме - это уже не армия, это уже концлагерь. А у нас девушки служат, еще как служат, и я не буду сейчас обсуждать, хорошо ли это (по длинному ряду причин - хорошо, по еще более длинному ряду причин - плохо), я просто вспоминаю.

Девушкой в период моей службы в армии я была относительной, ибо как раз вначале моей военной службы вышла замуж. Обычно замужних отпускают, но я служила после университета, по специальности, считалась "академическим офицером", и осталась служить и в замужнем виде. В принципе, не бей лежачего: рабочий день - с девяти до половины пятого, собственный кабинет, интересная вроде бы работа, ответственность, туда-сюда. Но было мне не 18 лет, как окружающим меня юницам, а аж 22 года, я считала себя жутко взрослой и страшно ученой, за свою профессиональную работу мне хотелось получать деньги, а не армейские копейки, и зазорным казалось иметь на голове господина, следящего за цветом моей обуви и ногтей. Характер у меня неармейский оказался, вот что. Хотя форма мне, по всеобщему заверению, здорово шла - очень может быть, ибо это была единственная одежда в моей жизни, которую я гладила: ибо за мятую форму тоже можно было получить по кудрявой голове. А глаженая одежда, она всеееем идет. Особенно если дополняется гордым ("нас живыми не возьмешь") поворотом головы, глазами точно цвета "хаки" (вообще-то зеленые, но мимикрировали по уставу) и кипящей ненавистью ко всем правилам на свете. Увы, если бы в израильской армии был дисбат, служить бы мне только в нем. Ибо мало было правил, которые я не нарушила во время своей доблестной профессиональной службы.

Я не хочу делать лже-кат (как я уже писала, по-моему, он мешает восприятию), но не буду и загружать сверх меры ленты честного народа. Я просто разобью этот текст на несколько кусков. Это - первый. За ним будет следующий.

Наша вводная лекция окончена, перерыв - пять минут. Свободны. А ты - да, вот ты, в середине там, в очках, с ехидным взглядом - ты мне прекрати умные вопросы задавать и потом хихикать. Мне этот ваш юмор не нравится. Он смешной, а смеяться здесь - не над чем.
(Цитата из речи старшего сержанта, курс молодого бойца)
Subscribe

  • Расскажи сыну своему

    Время вокруг осенних еврейских праздников еще называют «ужасные дни». У этого есть глубокие философские причины, но, если использовать слово «ужас» в…

  • "Старые и новые сказки" в Хайфе

    И тут я сообразила, что в ЖЖ об этом еще ничего не писала... Я сделала новую программу, под названием "Старые и новые сказки", по-прежнему с…

  • Их бин геки́мен

    Мой папа, Яков Григорьевич Райхер, урожденный Спиридонов, родился на чердаке. Его родители Райхеры, урожденные Спиридоновы, многое потеряли в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments