Neivid (neivid) wrote,
Neivid
neivid

  • Mood:
  • Music:

Великая игра - большие страсти

Странно, но в этот раз я как-то совершенно не в потоке этого Великого, Ужасного, Потрясающего и Всяческого Чемпионата Мира. Ну совсем. Как-то не созвучен он с нынешней моей жизнью.

А раньше - о, раньше это было "оно". С двенадцати лет, сначала - с дедушкой (летом - дача, потому - дедушка, а не папа), позже - с папой, а то и уже просто с друзьями - сидеть, что-нибудь грызть, и... Что ни говорите, а красивый футбол (подчеркиваю - красивый, а не товарищеский матч между сборными Лысяевска и Пронзяевки) - это великая вещь. Яркое, динамичное, завораживающее действо. Кумиров у меня отродясь не было, но в мои 12 лет моим Самым Главным Человеком на какое-то время стал Мишель Платини.

Финал ТОГО Чемпионата Мира (если не ошибаюсь, 1986 год) мы смотрели как раз на даче. До одной восьмой финала я как-то не врубалась и футбол игнорировала. Потом дедушка, забывшись, позвал: "Быстрее, быстрее, посмотри, какой божественный гол!!!". Я лениво оторвалась от своих неотложных, и посмотрела - склонив голову к плечу, как это делают молодые немецкие овчарки и скептические, но внимательные девочки. Гол был неописуем. Я никогда не предполагала, что пинание ногой куска кожи может приводить к такому изяществу. В моей жизни к тому моменту был явный пробел под табличкой "зрелища". Пробел был восполнен.

Остаток Чемпионата мы с дедушкой смотрели вдвоем, дружно и громко взрыдывая в нужных местах. Мне надо было быстро решать, за кого я болею - не болея ни за кого, смотреть неинтересно, это любому ясно, а сборная России к тому моменту... да, сборная России, да, увы, я присоединяюсь к скорби тех, кто...
Первый матч, который я посмотрела, была одна восьмая финала - Не Помню Кто : Франция. В момент моего подхода к экрану Франция проигрывала - и мое невзрослое, но вполне уже женское сердце было немедленно отдано униженным и оскорбленным. Я начала болеть за Францию, да так хорошо, что она сумела сравнять счет, а потом и выиграть. Вечер был спасен.

Четверть финала, полуфинал... Франция победно шла к заветной цели. У меня появился смысл жизни. Игры без участия французов смотрелись вполглаза, лишь бы узнать, в чьи ворота будут забиты голы платиновыми ногами. К финалу готовились загодя: собрались, обсудили все, что можно, чтоб "не трепаться во время матча, а то смотреть невозможно", вылупили глаза. Финал помню хорошо, только вот точно не помню, с кем моя любимая Франция его исполняла. То ли с Бразилией, то ли с Аргентиной (ассоциация понятна, как понятна и моя неготовность помнить "эту гадость").

Сначала "эти" повели со счетом 1:0. Потом, почти до конца первого тайма, не происходило ничего. Я извелась и извертелась, на каждое движение французов чуть ближе к воротам противника, чем к своим, вопила "сейчас, сейчас будет гол, вот увидите". Мне было грустно и страшно. Я очень хотела их победы.
За несколько минут до перерыва гол БЫЛ. Мой-таки Платини-таки его-таки забил-таки. Волна охватившего меня восторга не поддается описанию. Я высоко-высоко подпрыгнула на пружинном диване и ... поцеловала потолок. От избытка чувств. Боюсь, более полного изъявления от меня уже не дождался никто и никогда: что бы я ни делала после, я ни ради кого больше не целовала потолки.

А через минуту выяснилось, что гол не засчитан!!! Потому, что это называется "вне игры" и ничего не означает. Козлы, бараны, уроды. Дедушка на скорую руку (спохватился, блин) объяснял мне основы футбольных правил. Я тихо плакала, французы уходили на перерыв. Надежда умирает последней, но в тот момент я уже точно знала, что ничего не будет. Что они проиграют, и кубок будут сжимать ненавистные мне на тот момент латиноамериканские руки. Да-да, жадные, волосатые, смуглые руки, задушившие моих достойнейших французов. Футбольная судьба явно имела что-то лично против меня.

Во втором тайме сначала стало 2:0, потом все-таки 2:1, но это уже было неважно. Церемонию награждения мы проплакали плечом к плечу: я и Мишель Платини.

Ему было 32 года, а мне - 12. Нас разделяли двадцать лет, сотни тысяч километров и вся рыдающая Франция (там в тот день был чуть ли не национальный траур) - но это не имело никакого значения. В момент нашей с ним наивысшей близости больше на свете не существовало никого.

Бурная страсть моя схлынула так же стремительно, как и возникла. Уже через неделю я начала смутно ощущать, что в нашем с Мишелем единении есть что-то односторонее - и без сожалений покинула поле брани и слез. Но любовь с Красивому Футболу вошла в меня, как клинок, и прочно засела где-то между солнечным сплетением и животом. Тогда же, осенью, я попыталась посмотреть с папой матч ЕГО любимого "Спартака", но разочаровалась: не то. Тот, кто единожды познал вершину страсти, не удовлетворится простым удовольствием. Я стала ждать следующего Чемпионата Мира.

Потом было многое и разное.
Был Чемпионат, обсуждаемый нами - мужской половиной студентов и мной - в универе, презрение девочек ("только те, у кого нет мозгов, могут увлекаться подобным, фи", куры, однако), уважение молодых людей и горячие споры, кто лучше - сборная Аргентины (скорость, напор, эстетика) или сборная Испании (красота, господа, какая красота!).
Был Другой Чемпионат (совпавший уже с моими личными большими страстями), который я упрямо, закусив губу, просмотрела практически целиком, не видя ничего от пелены слез.
Была игра именно сборной Испании со сборной Англии, с которой я ушла по делам на весь первый тайм, а когда вернулась (смотрели у друзей), муж подруги сказал: "Ты ничего не потеряла, неувиденные тобой тридцать минут были точно такими же, как и увиденные пять" - после чего испанцы немедленно, прямо перед моим носом, забили гол, и это был единственный интересный момент всего матча.
Были, уже относительно недавно, фотографии Зидана, которые мне почему-то подарили в "Макдональдсе" и с уважением посмотрели, когда я, едва взглянув, спросила, "зачем мне, по вашему, Зидан?".

Нынче мне совсем ни к чему Зидан, увы. И игры я не смотрю - видимо, нет подходящей веселой компании: той, в которой поймут, как можно рыдать от удара в штангу и бить соседа по дивану ногой, чтоб обратил внимание на красивый момент. Но вчера Дима сказал "а знаешь, сборная Франции вылетела!" - и мне стало грустно. Я посмотрела на потолок и подумала, что его давно пора побелить.
Subscribe

  • 22.03.2021

    Когда Муся еще была на командирских курсах, на их лагерь в пустыне напали бедуины. Зачем напали? А они воруют рюкзаки. Зачем воруют? Ну не знаю,…

  • Красим стену в бело-голубой

    Этим летом Мусю призвали в армию. Ей предстояло окончить курс молодого бойца, затем — командирские курсы, и отправиться командовать такими же…

  • ...не поговорили

    Русалочка, конечно, оказалась та еще птица, Но никто почему-то не вспоминает про принца! Пора было остепениться будущему королю - и тут он влюбился…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments

  • 22.03.2021

    Когда Муся еще была на командирских курсах, на их лагерь в пустыне напали бедуины. Зачем напали? А они воруют рюкзаки. Зачем воруют? Ну не знаю,…

  • Красим стену в бело-голубой

    Этим летом Мусю призвали в армию. Ей предстояло окончить курс молодого бойца, затем — командирские курсы, и отправиться командовать такими же…

  • ...не поговорили

    Русалочка, конечно, оказалась та еще птица, Но никто почему-то не вспоминает про принца! Пора было остепениться будущему королю - и тут он влюбился…