Neivid (neivid) wrote,
Neivid
neivid

Category:

Первое свидание

По зиме с утра такая тьма, хоть очи коли. В коммунальной кухне вкрутили новую лампочку, а у Каси от резкого света болит голова. Но полы она моет сразу как встанет, пока тишина.

Нельзя лить много воды — разорется хромая Арина. А если отмыть нечисто, будет грозиться товарищеским судом Фектистова из бывшего женотдела. Сама, между прочим, не моет — освободила себя, как старшую по квартире. И Одинцовы не моют, у них сын Колян на мясокомбинате комсорг. С ним не поспоришь, Кася ему по пояс.
- Здорово, мимоза! На «Веселых ребят» пошли сегодня?
О волке речь, а серый навстречь. Сразу потом запахло и луком, поздно все-таки встала. Лапу тянет, поймал за кончик светлой косы.
- Собрание вечером, не могу, - вильнула, дернула косу.
- А завтра?
- А завтра уже не сегодня. Дай пройти.
Вот же туша, еле протиснулась от него. Отжала тряпку, вынесла воду, вытерла руки.
- Гордая, что ли? Студентика хочешь поймать?

А может, и хочет. А может, уже поймала. Вчера познакомились на остановке — длинный, тощий, в белой рубашке под старой шинелью, стоял как дупек и песенку напевал. По-польски! Мурлыкал: «Гдзе ешть та улица, гдзе ешть тен дом? Гдзе ешть та дзивчина, цо кохам йо?». Эту песенку ей пела мама, еще когда вместе жили, до ссылки. Русские тоже поют - где эта улица, где этот дом. Но не так же… Кася подпела, не разжимая губ: «Зналазлем улице, зналазлем дом». Думала, не услышит. Услышал. Не поляк оказался, но тоже хороший, учится в языковом институте. Гришей зовут. Будет сегодня вечером ждать на той остановке. Зойка, внучка хромой Арины, пальто одолжила — широковатое, придется булавок повтыкать. Зойка в теле, с бабкой живет, а Касе с чего бы полнеть. Гриша спросил вчера — мать-то тебя отпустит? Ха. Была бы мать, стали бы Зойки шматы брать.

На шею косынку, косынка от мамы осталась, она на голову надевала, но так сейчас одни активистки носят.
Интересно, цветы подарит? Зойке хлопец принес гвоздички, так потом ругали - увидели возле кино. Если подарит, пускай сам и тащит. Можно будет отговориться, что пристал неизвестно кто.

Колбасы вот никто не подарит. Хорошо бы устроиться на мясокомбинат. Или на хлебозавод. В техникуме талоны дают на обеды, но только с третьего курса, а первокурсникам шиш. И на кухне наново пахнет луком, сытый комсорг надышал. Дьяблы с ними. Ладно, не пропадем.

Кася поставила чайник, достала сахар и распахнула окно в фонарную мерзлоту.

- Товарищи! - ожило радио, будто очнулось от холода. - Первого декабря в шестнадцать часов тридцать минут в городе Ленинграде от руки убийцы, подосланного врагами рабочего класса, погиб секретарь Центрального Комитета товарищ Сергей Миронович Киров.
- Ни хуля себе, - Колян будто враз похудел.
- Товарищи! - грозно продолжил диктор. - В этот страшный час для молодого советского государства…
Вот тебе и цветы.
- Товарищи! Боже мой! - на кухню ворвалась растрепанная Фектистова, будто ею выпустили из рогатки. - Так не бывает! Это же звери! Господи, я не могу поверить…
И зарыдала, уткнувшись в Коляна. Он локтем сдвинул ее с прохода и выпрямился в дверях.
- Катерина, в техникум быстро. Я на работу. А вы… - он повернулся к Фектистовой, - устраивайте срочное собрание жильцов. Вернусь, проверю.

Улица мерзла, но вся бежала. Всех где-то ждали, всех проверят. Кончен день. Кася вдруг развернулась и побежала на ту остановку — сама не зная, зачем. Опоздает — конец, а дотуда неблизко. Мчалась как ненормальная. И еще издали увидала длинного Гришу, бегущего ей навстречу. Без шинели, в той же в белой рубашке. Простудится, франт.
- Киров! - так заорал, что народ перед ним расступился. - Кася! Я вечером не смогу!
В груди закололо, и Кася остановилась. Она пробежала четыре квартала.
- Адрес, - задыхаясь, Гриша протягивал ей карандаш. - Пиши, я найду.
Наверное, девушке не пристало.
- На чем?
Подставил запястье.
- Сюда.
Слюня карандаш, она написала адрес.
- Спасибо! - умчался.
Вот же чудак.

Возле обкома уже приспустили флаги. Кася стянула с шеи косынку, сунула в сумку, ввинтилась в подъехавший тут же автобус. Кирова жалко. Его-то за что? Ехала стоя, зажатая черными лицами. Кто-то плакал. Адрес, черт, написала по-польски. Смыл бы он его побыстрее. Сунула руку в карман и колола там палец булавкой, чтобы не улыбаться.
Subscribe

  • 22.03.2021

    Когда Муся еще была на командирских курсах, на их лагерь в пустыне напали бедуины. Зачем напали? А они воруют рюкзаки. Зачем воруют? Ну не знаю,…

  • Красим стену в бело-голубой

    Этим летом Мусю призвали в армию. Ей предстояло окончить курс молодого бойца, затем — командирские курсы, и отправиться командовать такими же…

  • ...не поговорили

    Русалочка, конечно, оказалась та еще птица, Но никто почему-то не вспоминает про принца! Пора было остепениться будущему королю - и тут он влюбился…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • 22.03.2021

    Когда Муся еще была на командирских курсах, на их лагерь в пустыне напали бедуины. Зачем напали? А они воруют рюкзаки. Зачем воруют? Ну не знаю,…

  • Красим стену в бело-голубой

    Этим летом Мусю призвали в армию. Ей предстояло окончить курс молодого бойца, затем — командирские курсы, и отправиться командовать такими же…

  • ...не поговорили

    Русалочка, конечно, оказалась та еще птица, Но никто почему-то не вспоминает про принца! Пора было остепениться будущему королю - и тут он влюбился…