Neivid (neivid) wrote,
Neivid
neivid

Хеврута: Ангелы в Китае

Будешь ангелом, мой свет

«Вот сейчас я точно его порву... Вот сейчас... Суки, все сговорились считать, что я дерьмо. Что меня можно мордой, что мною можно...»
Тахир бежал вверх по ступенькам, перепрыгивая по две, задыхаясь и бормоча.
«Дрянь, корова, что она думает о себе... И этот фраер, считает, если у них есть деньги, они главнее всех...»
Добежал до двери на третьем этаже, с размаху ударил в нее ногой.
- Даниэла! Открой!
Дверь молчала. Тахир ритмично бил в нее ногами. То правой, то левой: бум, бум! Бум! От ударов с него сползали джинсы.
- Йонатан! Даниэла! Я сказал, откройте! Хуже будет! Йонатан!
От дверного косяка отскаивали щепки.
- Даниэла, я убью его! Открой!
Он выудил из кармана пузырек с таблетками, бросил несколько в рот и сглотнул, подергав горлом без шарфа. Отвернулся от двери и стал стучать в нее спиной.
- Да-ни-э-ла!
Из соседней квартиры выглянула Инес в белом махровом халате и с мокрыми волосами. Вместе с ней из квартиры вышло облако банного пара.
- А, Тахир. Привет!
Тахир отвернулся от двери, скользнул глазами.
- Красотка! Как дела?
Она выбралась на лестничную клетку, розовая и большая, на ходу влезая в тапки. Тахир потянул носом:
- Лимон и розмарин?
- Не угадал, - Инес достала из кармана халата горсть тыквенных семечек и протянула ему. – Грейпфрут и мята.
- Да один черт. Вечно от тебя чем-то пахнет.
Он начал грызть семечки, сбрасывая шелуху себе под ноги.
- Ты бы не мусорил тут, - заметила Инес. – Даниэле потом убирать.
- Да пошла она...
Тахир сплюнул под дверь и растер плевок ногой. Вот так.
Инес покачала головой.
- Ну, что случилось на этот раз? Кто обидел бедную сиротку?
- Инес, не нарывайся, я тебя прошу. Ты знаешь, ради тебя я убью кого угодно, но...
Инес протянула полную руку в спадающем рукаве и погладила Тахира по плечу. Ее грудь заколыхалась под тонкой махровой тканью.
- Даниэла сказала, ты опять попался. Это правда?
- Тебе-то какое дело.
- Понятно. А Йонатан опять подписал?
Тахир скривился и сел на пол, облокотившись спиной о запертую дверь.
- Да чтоб он сдох. Состроил оскорбленное лицо и что-то им наговорил. Полгода исправительных работ. Полгода!!! Суки.
Инес засмеялась, откидывая голову на мягкой белой шее.
- Вот это да! Бедная сиротка пойдет мести дорожки.
- Инес!
- Нет, ну а что? Работа на воздухе, свободный график, новые люди. Бесплатно дадут свежий веник...

В этот момент дверь распахнулась и Тахир полетел назад. Он приземлился головой об пол и снизу увидел свою сестру Даниэлу. Ее длинные ноги оказались с двух сторон от его головы.
- Хорошо, что я в джинсах, - прокомментировала Даниэла. – А то неудобно бы получилось. Практически инцест.
Инес хихикнула.
- Где он? – Тахир вскочил и попытался отодвинуть высокую Даниэлу от дверей. Он ей был до плеча. – Где эта сволочь?
- Ты о Йонатане? Его нет дома.
- Есть, - дернулся Тахир. – Я видел машину.
- Он на рабочей уехал, - Даниэла кивнула Инес и протянула руку за порцией семечек. – У «Форда» двигатель барахлит.
Шелуху Инес кидала в карман, Даниэла зажимала в ладонь, а Тахир звучно сплевывал на пол.
- Не сори.
- Да пошла ты.
- Вот и поговорили, - прокомментировала Инес, кутаясь в халат. – Ну что, герой общественных работ, зайдешь ко мне?
Тахир с подозрением посмотрел на Даниэлу.
- Он точно уехал?
- Точно, точно, - Даниэла стряхнула с его щеки тыквенную шелушинку. – Опять не брился. Развлекайся, герой.
- Да уроды вы все, - бормотал Тахир, идя к Инес. – У тебя найдется пожрать?
Инес последовала за ним, обменявшись взглядом с Даниэлой. Та зашла к себе, осторожно прикрыв входную дверь. Разулась в прихожей на половичке, прошла на кухню.

За столом сидел босой Йонатан и ел бататовый суп. Перед ним лежал нарезанный хлеб. Йонатан намазывал маслом хлебный ломоть, отправлял в рот за два укуса и заедал двумя ложками супа. Затем тянулся к следующему ломтю.
Даниэла присела на стул, нашарила ногой под столом ступню Йонатана и положила на нее свою ступню в носке.
- Чаю налить?
- Погоди, - ответил Йонатан с полным ртом. – Потом.
Он неторопливо доел хлеб и суп, отодвинул тарелку и потянулся, с хрустом расправив плечи. Покачал под столом ногу Даниэлы на своей.
- Лапа, попробуй вбить в голову этому идиоту, что в следующий раз я никуда не пойду. Пускай садится к чертовой матери. Тише будем жить.
Даниэла положила голову на его объемное плечо и повозилась, устраиваясь.
- Слушай, тебе в детстве колыбельные пели?
Йонатан достал зубочистку и стал сосредоточенно ковыряться в зубе.
- Не помню. Кажется, нет. А что?
- А нам мама пела, пока не заболела. Только я плохо помню слова. Если ты будешь птицей, я буду небом, если ты будешь рыбой, я буду морем, если ты будешь голодать, я стану хлебом, если ты будешь ангелом на небе, я буду... чем-то еще. Не помню.
- Не, мне не пели. Мне Давид говорил – если обгонишь меня на стадионе, я тебе зуб выбью.
Йонатан засмеялся.
- И как? – заинтересовалась Даниэла. – Обогнал?
- Конечно, обогнал! Я всегда гораздо лучше бегал.
- А с зубом чего?
- Ты же знаешь, у меня все зубы свои. Лучше спроси: «А у Давида?»
- А у Давида? – послушно спросила Даниэла и тоже засмеялась. Йонатан дотянулся до полотенца, вытер пальцы и погладил ее по волосам.

В соседней квартире Тахир, расслабленный и потный, лежал в обнимку с Инес. Сброшенный махровый халат накрывал им ноги. Инес перебирала пальцами волосы Тахира и негромко напевала:

- Будешь птицей ты летать, я сумею небом стать.
Будешь рыбой ты нырять, я сумею морем стать.
Будешь зверем ты бродить, я землей сумею быть.
Если будешь голодать, я сумею хлебом стать.
Будешь грешником в аду – и туда пути найду.
Будешь ангелом, мой свет – мне туда дороги нет.

Тахир почти задремал, но вдруг встрепенулся.
- А почему нет-то?
- Чего нет? – удивилась Инес, прерывая песню.
- Почему нет дороги? Куда?
Инес принялась обкусывать ноготь.
- Наверное, потому, что ангелов не существует.
- А все остальное – существует?
- Конечно. Птицы, рыбы, звери, грешники, - Инес хихикнула. – Мы.
Тахир развернулся и строго посмотрел на нее:
- Мы чего, грешники, по-твоему?
Инес с силой прижала его голову к своему животу.
- А кто, к чертовой матери, ангелы, что ли. Ангелов не бывает. Спи давай.


Мне туда дороги нет

А я говорил, что это не снег. Все считали, если с неба, белое и упало – значит, снег. А я сразу понял, здесь что-то не то. Тильду позвал – пойдем туда! Но Тильда кормила щенков, и я побежал один.

На улице было как-то неправильно тихо. Обычно на улице всегда как-нибудь: пахнет всяким, с неба капает или льет, дети шумят или убежали и пахнут следы, люди продукты носят, пыль, грязь, весело и прыгать. А тут вдруг ничего. Только белое это лежит посреди двора. И тишина.

Я к нему побежал сразу носом – снег, не снег? А оно как начнет шевелиться! Я отскочил, подскочил обратно, опять отскочил, вдруг оно меня схватит? Не схватило. Я еще раз подошел.

Оно тогда вставать начало. Но не встало, упало обратно. От него не пахло совсем. Я испугался: как это может быть? От всего чем-то пахнет! Если от чего-то не пахнет, значит, этого нет. А это что? Оно, вроде, есть...

В смысле, глазами видно. Я глазам не очень-то доверяю. Глазами мало ли что может быть. В темноте глаз вообще считай что нет. Но если что-то не пахнет – как его без глаз рассмотреть? Я стал смотреть.

А оно блестящее, как верхушка у елки! И больное. Почему-то сразу видно, что больное, хотя такое блестящее, что ничего не разглядеть. И незлое. Я имею в виду, ничего такого, чтобы кинуть в меня что-нибудь, или пнуть ногой, или наступить на лапу. Или оно все-таки снег? Снег совсем не так блестит, к тому же снег обычно везде. А это - только посреди двора, и там встает. Я к нему подошел и подставил спину.

Он оперся и встал нетвердо. Я его понюхал, а он снова ничем не пахнет. Как это может быть? Я его носом спросил – ты почему? А он ничего не ответил и стал гладить мне спину, приятно. У меня там сбоку бок болел, перестал болеть. И этот, который не снег, вроде устойчивее стоит. Я хотел Тильду позвать, чтоб посмотрела, но он меня не пустил. Очень просто: вцепился пальцами в шерсть и не пустил. Стой, мол. Я заворчал, не люблю, когда не пускают. А он стоит.

А он потом вдруг раз, и взлетел. Это я потом понял, что взлетел, сначала подумал, что упал. Потому что вся земля подо мной упала и побежала куда-то вниз, а я увидел, как все становится маленьким, как щенки. И сразу залаял, чтобы оно не убегало никуда. А этот белый меня куда-то тащит, тут я уже понял, что в воздух, потому что там не было ничего. Если вокруг есть много чего, то это земля. А если нету и хочется выть – значит, воздух. В нем тошнит.

Чувствую, этот, который белый, начал пальцы тихонечко разжимать. Слабее держит, слабее, а я ведь держался за эти пальцы своей спиной! Я снова залаял, чтоб он про меня не забыл. А земля внизу уже маленькая совсем. И этот, который ничем не пахнет, как-то не реагирует ни на что.

Вдруг на земле появилась какая-то точка и тоже белая. Бегает туда-сюда,подпрыгивает вверх и тоже лает. Тильда! Я как ее увидел, так меня потащило прямо к ней. Я к ней по воздуху побежал. И этого, белого, за собой потащил, он меня так и не отпустил.

Так и бежал по воздуху до Тильды, совсем чуть-чуть не добежал, а упал. Я уж точно не снег, в лужу упал и не растаял. Тильда подбежала и стала меня вылизвать.

А этот, который белый и не пахнет ничем, снова стал подниматься. Легко так, будто он ничего не весит. Или правда не весит? Он так блестел, что я снова подумал: снег. А потом исчез.

Тильда потом сказала: ты же летал! А я ответил – ну да, летал, и чего.
Subscribe

  • "Старые и новые сказки" в Тель-Авиве

    Дорогие люди! Как я и обещала, в четверг 25 ноября я покажу свою новую программу в Тель-Авиве. Программа по-прежнему называется "Старые и новые…

  • Окрошка осени

    Стоило мне отвлечься от королевы, как она немедленно умерла. Да не эта, не нынешняя. Королева-мать. Королева-мать умерла в две тысячи втором, в сто…

  • Пародия

    Наш возраст — нескончаемый театр с анализами в качестве оваций. У нас вчера свихнулся психиатр: сказал, что надоело притворяться. Мне в парке…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments

  • "Старые и новые сказки" в Тель-Авиве

    Дорогие люди! Как я и обещала, в четверг 25 ноября я покажу свою новую программу в Тель-Авиве. Программа по-прежнему называется "Старые и новые…

  • Окрошка осени

    Стоило мне отвлечься от королевы, как она немедленно умерла. Да не эта, не нынешняя. Королева-мать. Королева-мать умерла в две тысячи втором, в сто…

  • Пародия

    Наш возраст — нескончаемый театр с анализами в качестве оваций. У нас вчера свихнулся психиатр: сказал, что надоело притворяться. Мне в парке…