Neivid (neivid) wrote,
Neivid
neivid

Category:

Альбом. Погулять

Ветер дергает зонтик из рук, дождь льется на голову, щекотно брызгая в лицо. Очки начинают плакать. Так странно думать, что еще днем было солнце. Сейчас нет ни солнца, ни дня, только черный ветер, мокрый дождь, блестящие лужи и асфальт. Целое море черного зеркального асфальта. Ступаешь и ждешь, когда появится отражение. И оно появляется, расплывчатое, чудное, желтым огнем проступающее из лужи: фонарь.

Фонарей на улице мало. То ли погасли, то ли переломались, хотя, скорее, просто не видны. В тихие ночи всем достает фонарей, а когда сверху льется косая вода и нет никакого неба, слабый фонарь теряется в темноте. Да на него и не посмотреть из-под зонта.

Зонты – камикадзе в такую погоду, бабочки-однодневки, хрусткие крылья до первой бури. Зонтик нервно дергает хребтом и выгибается, пытаясь улететь, но его утихомиривает ручка. «Если эту тяжесть все равно придется брать с собой, - решает озябший зонтик, - лучше уж пусть я его несу». Я и несу. Вскидываю и держу над головой. Все остальное все равно уже промокло. Чавкаю ботинками по воде.

Вот если бы можно было продать почку, и дальше всю жизнь не работать, я бы согласилась или нет? Наверное, да. Работать я бы все равно не прекратила, при этом уже не ради денег, а это гораздо интересней для души. Но, к сожалению, у меня нет ни одного органа, который мог бы содержать меня всю жизнь.

Хотя, если подумать, у меня-то как раз есть такой орган: голова! И его, что приятно, даже не надо отделять от тела.

- Да ну? – изумляется ветер и пытается сбить меня с ног. – А если так?

На мокрой улице ни души. То ли ищи дураков гулять в такую погоду, то ли всех смыло - пока косые струи бьют асфальтовое зеркало, пока танцуют черные кусты, пока фонари, как светящиеся рыбы, расплываются под водой. Я выхожу на мокрую дорожку для ходьбы. Эта дорожка – бывшие шпалы, раньше здесь ходил поезд, потом много лет просто не было ничего, а после сделали аллею, чтобы люди ходили по ней туда-сюда. Все на свете, в общем, создано для того, чтобы люди ходили по нему туда-сюда, но некоторые вещи особенно для этого подходят. К примеру, бывшие шпалы, блестящие от ходьбы и от воды.

А я и не знала, насколько это удовольствие – ходить по такой дорожке. Наверное, все дело в том, что я иду по ней одна. Никого нет, только прозрачные шпалы, черный дождь и гремучий ветер. Зонтику страшно, он дрожит. «Не бойся, - тяну я его за ручку, - я тебя никому не отдам».

- Зануда, - надувается ветер и плюется мне в лицо.

Сворачиваю с дорожки, вхожу в проулок. И прямо передо мной материализуется женщина в черном плаще. Секунду назад ее здесь не было, видимо, она упала с неба. На женщине короткий черный плащ, дальше голые ноги, а ниже – белые резиновые сапоги в ярких фиолетовых цветах. Ноги ступают в них уверенно и прямо, как и должно ступать ногам в таких прекрасных резиновых сапогах, а сама женщина колеблется, спотыкается, гнется от ветра – сразу видно, что плащ у нее работает хуже, чем сапоги. Я пытаюсь обогнать ее, чтобы заглянуть в лицо, но обогнать не удается, хотя женщина, вроде, идет небыстро. Соображаю: не надо ее обгонять, кто сказал, что у нее вообще есть лицо?

Выхожу на центральную улицу. Там тот же дождь, но живые витрины, автобусные остановки, открытые магазины – аквариумные цветы. Очки залило, мокрые волосы скрутились в барашковую шерсть, в ботинках хлюпает, брюки промокли насквозь. Перед носом – реклама: «Вам срочно требуется косметолог?».

Под козырьком табачного магазина стоит небритый мужчина в домашних тапках и быстро курит, жадно всасывая дым. На нем полосатая фуфайка с капюшоном, капюшон наброшен на лысину, на фуфайке картинка - ядерный гриб и подпись «Черный властелин». А на тапках розовые помпоны.

Магазинов становится больше, как и людей. Мы уже не одни с дождем. Я ревную и перелетаю на зонтике через лужи, делая вид, что мне все равно. Навстречу идет молодая пара, тесно прижавшись друг к другу. Парень старательно держит невеликий зонт над собственной головой, девушка льнет к нему, втискивая под зонт одно плечо. У нее, как и у меня, мокрые волосы и очки забрызганы дождем.

Пытаюсь перейти дорогу. Там, вроде, был переход, но из-за дождя его не видно, фонарь перегорел, машины поворачивают на бережный авось и брызгаются так, что дальше только вплавь. «Вот сейчас меня собьют прямо на переходе, - бормочу под нос, отмахиваясь от машин, - и тогда я точно смогу всю жизнь не работать. А расплатиться за это придется именно что парой органов». Но, с другой стороны, если ни одним из этих органов не будет голова, то почему бы мне не работать все равно?

На витринах мелькают конфеты, драгоценности, чашки, книжки, платья и замерзшие манекены в нижнем белье. Мне не нужны услуги косметолога, мне не нужны платья и чашки, мне бы не помешали сухие носки и непромокаемые ботинки, но, в общем, и так хорошо. Дождь усиливается, улица сужается, люди с нее исчезают. Мы снова одни, и черное зеркало фонарей отражается в золотистой воде асфальта. Я сворачиваю в проулки, главная улица позади, все остальное позади, зонтик тоже позади, трепещет как последний лист. Вдали, поблескивая мокрыми боками, ждет машина. Мне удалось нырнуть в черный город и в нем поплавать, а теперь хорошо бы на берег.

Залезаю под крышу машины, завожу двигатель, включаю печку, включаю фары, включаю дворники, включаю музыку – так моряк спешит насладиться благами жизни в портовом баре. Зонтик складывает крылья и прикидывается собственным скелетом, истекающим водой. Я выезжаю со стоянки очень осторожно, изо всех сил высматривая, не бегает ли какой-нибудь ненормальный под дождем. Веселый, мокрый, не желающий расставаться ни с каким органом, помимо здравого смысла, который он и без того оставил дома.
Subscribe

  • 22.03.2021

    Когда Муся еще была на командирских курсах, на их лагерь в пустыне напали бедуины. Зачем напали? А они воруют рюкзаки. Зачем воруют? Ну не знаю,…

  • Красим стену в бело-голубой

    Этим летом Мусю призвали в армию. Ей предстояло окончить курс молодого бойца, затем — командирские курсы, и отправиться командовать такими же…

  • ...не поговорили

    Русалочка, конечно, оказалась та еще птица, Но никто почему-то не вспоминает про принца! Пора было остепениться будущему королю - и тут он влюбился…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 39 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • 22.03.2021

    Когда Муся еще была на командирских курсах, на их лагерь в пустыне напали бедуины. Зачем напали? А они воруют рюкзаки. Зачем воруют? Ну не знаю,…

  • Красим стену в бело-голубой

    Этим летом Мусю призвали в армию. Ей предстояло окончить курс молодого бойца, затем — командирские курсы, и отправиться командовать такими же…

  • ...не поговорили

    Русалочка, конечно, оказалась та еще птица, Но никто почему-то не вспоминает про принца! Пора было остепениться будущему королю - и тут он влюбился…