Neivid (neivid) wrote,
Neivid
neivid

Categories:

Люби меня, как я тебя

Каждый день я окончательно убеждаюсь в том, что моя дочь Муся - не подкидыш. То есть не то что бы у меня были в этом какие-нибудь сомнения. У Димы, насколько я знаю, нет и не было других детей, а то, что конкретно этот экземпляр рожден именно от него, признают даже наши недоброжелатели. У Димы с Мусей просто одно лицо на двоих. Так бывает. Да, у него борода, а у Муси - нет, а еще она любит собирать волосы в пушистые прически и закреплять их заколками поярче, а Диму подобные желания посещают довольно редко. Но в остальном они похожи, как две варежки. Когда Муся по утрам приходит к нам в кровать обниматься, зрелище её и диминого профилей, лежащих рядом, наводит меня на мысли о государственном банке. Эти двое сильно смахивают на пару монет с профилем какого-нибудь короля.

Моё собственное участие во внешности моего ребёнка куда менее очевидно. Ну то есть у неё две руки и две ноги, как и у меня, и, кажется, на подбородке такая же ямочка. На этом наше внешнее сходство заканчивается. Я не удержалась от маленькой семейной шутки и ненароком внушила ребёночку, что он похож на маму (ребёночек не возражал). С тех пор, как она себя помнит, Муся убеждена, что похожа именно на меня, а то, что лицо у неё при этом - папино, так это просто так получилось. Чем больше я к ней присматриваюсь, чем четче понимаю, что на самом деле так оно и есть.

Человек дорос до пяти лет и в нем проявилось фамильное ехидство. В нашем доме довольно трудно прожить без этого ценного умения, у нас даже коты умеют изгибать губы в хитрый лук. Как-то раз, не так давно, я мыла Мусю в душе. Обычно она совершенно спокойно переносит эту процедуру, постепенно берет на себя всё большую и большую часть отмывания собственной тушки от налипшей за день грязи и, в общем, любит купаться. А тут на неё что-то нашло - то ли настроение было плохое, то ли просто жизнь не удалась. Она вопила. Надо сказать, что Муся по характеру - очень солнечный и весёлый человек. И вопит она нечасто. Но зато, когда уже вопит...

В общем, нас слышала не только ближайшая арабская деревня, но и две соседних. Клиент орал, что ему в глаза попало мыло (какое мыло? это специальный шампунь для новорожденных! он по определению не щиплет!), что я дергаю её волосы слишком сильно, что у неё от моих манипуляций вот-вот отвалится хвост, рука и голова, что она хочет есть, спать, писать и всех убить, и что так жить нельзя, а как жить - непонятно. Учитывая, что за последний год у клиента выросли довольно длинные волосы, мне было довольно сложно одним махом их промыть и оставить девочку в покое. Поэтому я делала своё дело и сочувствовала неудавшейся жизни. В какой-то момент мои уши окончательно увяли и я сказала:

- Муся! Ори потише! А то папа подумает, что я тебя бью!

Как ни странно, эта просьба возымела некоторое действие - во всяком случае, человек стал соразмерять свои вопли с расстоянием до папы (который сидел в кабинете и пытался читать, закладывая уши). Какое-то время мы мылись довольно резво, но потом маленький устал и принялся вопить еще живей, чем до того. Я уже не помню, в чем именно на тот момент заключалась причина воплей, но помню, что мне уже очень хотелось закончить всю эту историю побыстрей и отпустить ребёнка спать. Поэтому я еще раз прибегла к уже использованному средству. Муся, сказала я, убавь громкость, а то мне неудобно: папа решит, что я не выдержала и оторвала тебе голову.

- Ну почему, - задумчиво ответил мне мой ребёнок, - он же просто может подумать, что ты меня бьёшь...

* * *

В следующий раз тема отрывания головы возникла, когда Мусь болел ветрянкой. Мусиная ветрянка протекала точно так же, как любая ветрянка человека лет пяти: с массой устрашающе-красных точек и изрядным хныканьем, но, в общем, несмертельно. Несколько дней мы с ней провели в приятном уединении, по возможности балуя свою больную жизнь и обсуждая судьбы мира. Каждое утро начиналось с того, что мы осматривали некрупную мусиную тушку, находили на ней кучу новых красных болячек и еще кучу старых, и мазали каждую из них специальной белой мазью, чтоб не чесалось. Стояло жаркое израильское лето, а бедная ветряночная кожа с трудом переносила прикосновения ткани, поэтому клиент ходил голышом и был весь в печальное белое пятнышко. Целиком. От пяток до ушей.

Впрочем, пятнышки не мешали клиенту веселиться. К пяти годам Муся отлично поняла, что хороша, как майский цвет, поэтому с завидной толерантностью отнеслась к временным изменениям в собственной внешности. Я лично слегка вибрировала, когда глядела на родную морду, сплошь замазанную белой мазью - только ярко светятся серо-зеленые глаза. А самой морде хоть бы хны. Поскольку все время мы проводили дома, у нас было достаточно времени для того, чтобы красоваться в голом виде перед зеркалом. Муся примеряла разноцветные бусы на пятнистую грудь, украшала себя газовыми платками и получала искреннее удовольствие. Она вставала на стул и принимала позы, полные гордости, достоинства и изящества. Версаль тихо корчился от зависти.

Я посматривала на неё и по мере сил отпускала какие-нибудь замечания. На десять восхищенных комментариев типа "красиво", "очень красиво" и "с ума сойти, до чего красиво" я позволяла себе разок расслабиться. Увидев своё чадо, украсившееся ярко-зелеными перьями (понятия не имею, где она их взяла) вперемешку с гирляндами из розового пуха, я сказала:

- Муся. Ты павлин.

На что мне с достоинством возразили:

- Я - женщина.

Потом подумали, глянули в зеркало и добавили:

- Я - голая женщина.

Для того, чтобы легче переносить жару и заодно отвлечься, я сделала Мусе бумажный веер - а она разрисовала его бабочками, цветами и узорами. С этим веером она бродила по дому, томно обмахивая голое пятнистое тело. В какой-то момент пожаловалась на то, что мазь под коленками и между пальцами ног совсем стерлась, и болячки начали чесаться. Я поставила её на кресло, попросив согнуть ногу в колене и поставить её креслу на ручку - так, чтобы эта гордая поза позволила мне с комфортом смазать страдающие части. Муся с достоинством встала, куда сказали, выставила ногу (проследив, чтобы у этой выставленной ноги был вытянутый носок) и замерла, краем глаза глядя в зеркало. Потом дернулась, спрыгнула с кресла, крикнула мне "минутку!", убежала и тут же вернулась, неся в руке веер. Залезла обратно, поставила согнутую в колене ногу на ручку кресла, выгнула спину и выставила веер перед собой.

- Вот, - говорит. - Теперь красиво. Мажь.

Версаль не вынес зависти и скончался.

Но Версаль - Версалем, а каждое утро нужно было заново нанести на чувствительное тело огромное количество пятен мази. Я брала тонкую ватную палочку и занималась росписью по ребенку. Ребёнок сам приносил мне эту палочку и просил себя помазать, потому что в подсохшем виде мазь приносила явное облегчение зудящей коже. Но процесс намазывания был одинаково мучителен для нас обеих. Не знаю, то ли ей и правда было настолько неприятно, то ли она просто пользовалась случаем, чтобы выразить миру свой протест, но тот час, который мы ежеутренне тратили на превращение больного ребенка в пятнистое животное, служил утехой всему району. Муся рыдала в голос, вопила попеременно "мне больно", "мне жарко", "мне холодно" и "мне щекотно", визжала, ругалась, просила мазать погуще и требовала контрибуции шоколадками. С контрибуцией мы разобрались быстро: небольшой шоколадки хватало где-то на пятнадцать минут. Я запаслась пакетом счастья в золотой фольге, вручила его ребёнку и предложила самой определять, когда сил больше нет и нужно подкрепиться. Проблем не возникло, шоколад исчезал, но вопли продолжались. Мне сложно себе представить, как можно одновременно жрать шоколад и так орать, но ей удавалось.

Я орудовала мазью, дула на смазываемые места, гладила, утешала, уговаривала, рассказывала сказки, пела песни и зверела. Когда вам каждое утро на протяжении часа плотно визжат во все уши, уровень человеколюбия вашей души снижается с каждым днем. В какой-то из дней, когда Муся особенно разошлась, я не выдержала и мы вернулись к забытой было теме.

- Муся, - сказала я мрачно, - прекрати орать. А то соседи подумают, что режу тебя на части.
- Или они подумают, что ты откусываешь мне голову! - поддержала Муся, отвлекаясь от рыданий.
- Или нос, - не сдавалась я.
- Или два носа, - развеселилось чадо.

Какое-то время мы так развлекались, потом клиент снова скис и принялся рыдать. Я устало водила по ней палочкой, не находя в себе сил на новые идеи. И вдруг ребенок смолк. Просто смолк, сам, без моих ритуальных танцев, в первый раз за все эти дни. Целую минуту было абсолютно тихо.

- Ну вот, - вздохнула я, домазывая Мусе ухо, - а теперь соседи решат, что я тебя придушила.

* * *

Мамины уроки не проходят даром. Лицо у нас, может быть, и папино, но характер точно мой. Пару дней назад собираю ребенка в садик. Процедура ранне-утренняя, оттого продуманная до мелочей и расхронометрированная до деталей. Иначе я умру. Я и так-то по утрам тот еще зомби. Муся сидит за столом и мучает йогурт. Йогурт не сдается, но его не уничтожают. Я делаю ей бутерброды и подпинываю, чтобы не отвлекалась. Но она все равно отвлекается. Возит ложкой, считает орешки в йогурте, что-то поёт... Наконец, понимает, чего именно ей не хватает для счастья:

- Мама! Мне прямо сейчас хочется надуть два воздушных шарика!
- Самое время, - восхищаюсь я, - а мне прямо сейчас хочется сплясать!

И отворачиваюсь, чтобы закончить с бутербродами. Мне вслед звучит понятливое хихиканье, после чего меня настигает доброжелательный голос:

- Мама! Почему ты не пляшешь? Тебе же хочется сплясать!

* * *

Я оценила и сплясала. Клиент восхитился, заржал и быстро доел йогурт. Хорошо, что я не сказала, что мне хочется взлететь - или жаль? Ведь взлетела бы, чего уж там.
Subscribe

  • 22.03.2021

    Когда Муся еще была на командирских курсах, на их лагерь в пустыне напали бедуины. Зачем напали? А они воруют рюкзаки. Зачем воруют? Ну не знаю,…

  • Красим стену в бело-голубой

    Этим летом Мусю призвали в армию. Ей предстояло окончить курс молодого бойца, затем — командирские курсы, и отправиться командовать такими же…

  • ...не поговорили

    Русалочка, конечно, оказалась та еще птица, Но никто почему-то не вспоминает про принца! Пора было остепениться будущему королю - и тут он влюбился…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 62 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • 22.03.2021

    Когда Муся еще была на командирских курсах, на их лагерь в пустыне напали бедуины. Зачем напали? А они воруют рюкзаки. Зачем воруют? Ну не знаю,…

  • Красим стену в бело-голубой

    Этим летом Мусю призвали в армию. Ей предстояло окончить курс молодого бойца, затем — командирские курсы, и отправиться командовать такими же…

  • ...не поговорили

    Русалочка, конечно, оказалась та еще птица, Но никто почему-то не вспоминает про принца! Пора было остепениться будущему королю - и тут он влюбился…