Neivid (neivid) wrote,
Neivid
neivid

Category:

Незаконные сказки. Музыкант

Почему я чувствую, что существую, только когда на меня смотрят твои глаза?

- О Господи. Какой ужас. А ничего менее сусального нельзя было придумать?
- Да какая разница, с чего начать.
- Ну, будем считать, что никакой. Хотя я бы никогда в жизни не
- Так то ты. Слушать будешь?
- А то.
- Тогда не мешай.


Жил-был - ну, допустим, музыкант. Можно было бы назвать его художником, а можно - певцом, но пусть он будет музыкантом и пусть играет - на чем? Хочешь, на гуслях? Хочешь, на дутаре? Ладно, ладно, пусть играет на трубе. Тоже дело.

Жил-был музыкант, который играл на трубе. Он очень хорошо играл на трубе. Он настолько хорошо играл на трубе, что люди, слушавшие его - честно говоря, тут должен был быть кусок по поводу "смеялись и плакали", но я

- Не надо.
- Ну да. Просто хороший музыкант.
- Ага.


И никто не знал, что у музыканта есть тайна. Все думали, что он - обыкновенный человек. Но на самом деле музыкант был необыкновенным - потому, что на самом деле его не было.

Когда-то, давным-давно, мама музыканта (которая тогда еще не была ничьей мамой) очень хотела завести ребенка. Но ребенка у неё не рождалось и не рождалось, а она всё старела, и наконец, решила сделать себе ребенка из своего отражения. Каждое утро она садилась перед зеркалом и начинала расчесывать волосы. Впрочем, нет. Расчесывать волосы - это не из этой сказки. Будущая мама просто садилась перед зеркалом и смотрела себе в глаза. Она пыталась оживить свое отражение. Отражение было упрямо и не хотело выходить из зеркальной рамы - но мама тоже была упряма, упряма и очень сильна. Шло время, и отражение постепенно поддавалось. Как-то раз оно шевельнуло рукой в тот момент, когда мама ничем не шевелила. Потом мама улыбнулась, а отражение улыбаться отказалось. А еще через день мама встала  и отошла от зеркала - а её отражение заплакало и двинулось за ней. Оно перешагнуло зеркальную раму и упало. Мама подбежала к зеркалу и осторожно взяла на руки то, что совсем недавно было её отражением. Оно было еще очень маленьким и ничего не умело, и мама учила его всему - ходить, говорить, улыбаться, она часами смотрела на него, и отражение росло от её взгляда. Все соседи думали, что у мамы наконец появился маленький мальчик, и все радовались за неё. И только сама мама знала, что её маленький мальчик не похож на остальных детей: он существовал только тогда, когда она на него смотрела.

Стоило маме закрыть глаза или отвернуться, мальчик-отражение немедленно исчезал. А когда она поворачивалась туда, откуда он исчез, и смотрела на то место, где он раньше был, он появлялся снова. Маме было очень жалко своего мальчика, которому приходилось постоянно исчезать, поэтому она старалась спать пореже и никогда от него не отворачиваться. Шло время, мальчик рос, а мама старела. Ей уже было трудно все время смотреть на своего сына и она заметила, что сын исчезает все чаще и чаще. Ему самому очень не нравилось исчезать, поэтому он упрашивал свою маму смотреть на него всегда - а она не могла. Послушай, сказала она ему как-то днем. Я скоро умру, но я не хочу, чтобы ты умер вместе со мной. А ведь ты умрешь, потому что после смерти я не смогу на тебя смотреть. Поэтому тебе нужно стать кем-нибудь, на кого все время смотрят люди - и тогда, пока на тебя смотрят, ты будешь жить. Ладно, сказал мальчик и начал учиться играть на трубе. Труба валялась у них дома давным-давно, она принадлежала одному человеку, который недолго пожил с мамой в её доме, а потом ушел неизвестно куда. Ушел, а трубу оставил.

Мальчик нашел трубу и стал учиться на ней играть. Правильно, сказала мама. Музыкант - это тот, на кого все время смотрят. Пока ты будешь играть, на тебя будут смотреть. Пока на тебя будут смотреть, ты не исчезнешь.

Мальчик оказался старательным и талантливым, в точности как его мама, поэтому довольно скоро он научился очень неплохо играть на трубе. Мама стала выводить его на рыночную площать, где он играл для людей. Люди приходили послушать красивого маленького музыканта, смотрели на него с интересом, и, пока мальчик играл, а люди смотрели, маме мальчика удавалось чуть-чуть поспать. Когда мальчик стал совсем большим и очень хорошим музыкантом, его мама умерла. Она знала, что сын захочет поплакать на её могиле, и заранее позвала на свои похороны побольше людей: на похоронах всегда смотрят на сына покойника, поэтому нет опасности, что он исчезнет.

Мальчик оплакал маму и пошел на рыночную площать. Встал посреди площади, поднес к губам трубу и заиграл. На него смотрели. Он стал жить тем, что играл на площадях. Те, кто смотрел на него, кидали ему монетки, чтобы он мог поесть. После игры он шел в ближайший трактир, а за ним бежала стайка мальчишек - всем хотелось посмотреть, как ест знаменитый музыкант. Благодаря этому за едой музыкант не исчезал. А после еды он снова шел играть на площадь.

Но к вечеру люди расходились и музыканту становилось очень страшно. Вот на него смотрят всего три человека... вот два... вот один... И, наконец, тот последний человек, который так внимательно на него смотрел, отвлекался на что-нибудь другое - собака ли по улице шла, невеста ли к нему приходила - и музыкант исчезал. Прямо там, где был, на площади. Исчезал до утра, пока кто-нибудь не приходил на площадь специально для того, чтобы послушать его игру. Время шло, музыкант старел, но у него не было возможности сидеть дома или отдыхать возле моря: ведь ни дома, ни возле моря на него бы не стало смотреть столько людей. А один какой-нибудь глядящий человек - это очень ненадежно. Один человек обязательно отвлечется, засмотрится на небо, его окликнут, он захочет пойти на работу или домой - и все, исчезнешь, будто бы не было тебя. Поэтому музыканту были необходимы люди, много людей. И он играл на своей трубе.

Однажды утром музыкант возник, как обычно, на площади, от чьего-то взгляда, и понял, что у него нет больше сил. Руки не держали трубу, губы отказывались дуть. Даже обычный страх исчезнуть притупился и уже не заставлял его играть с таким усердием. Тогда он пошел на рынок (а стайка мальчишек побежала за ним) и купил там большое зеркало. Зашел в какой-то старый сарай, в котором никто не жил, поставил зеркало у стены и стал сам на себя смотреть.

Ни пойти купить еды, ни выйти подышать воздухом. Если бы с музыкантом кто-то жил, он мог бы смотреть на музыканта хотя бы во время прогулок, но все годы игры на площади музыкант был слишком занят, поэтому он не успел обзавестись никем специальным, кто бы постоянно хотел на него смотреть. Музыканту очень хотелось есть и пить, но еще больше ему хотелось не исчезать. Поэтому он не ел и не пил, а только целыми днями сидел и смотрел на себя в зеркало. А однажды встал, потянулся, перешагнул через зеркальную раму и ушел обратно туда, откуда возник когда-то. Кто-то нашел в сарае старое зеркало и продал его на базаре.

Зеркало купила богатая семья. И тут же обнаружилась удивительная вещь: старое зеркало не желало никого отражать. Кто бы к нему ни подходил, он видел перед собой не свое отражение, а знаменитого музыканта, который в течение многих лет играл на площадях. Хозяева дома сначала пугались, потом привыкли и даже слегка кланялись музыканту, встречая его в зеркале вместо себя. А потом старшая дочь семьи разозлилась на глупое стекло, потому что ей никак не удавалось увидеть в нем себя. Она сорвала зеркало со стены и швырнула его об землю.

Зеркало упало и разбилось на много маленьких кусков. Куски выбросили за порог и они разбежались по миру. Их начали находить люди, радоваться им и даже продавать друг другу, как диковину. В каждом куске зеркала, как только в него кто-нибудь заглядывал, отражался знаменитый музыкант.

Эту сказку можно пустить по кругу. Рассказать, как дети со всей страны стали собирать кусочки зеркала, чтобы выпустить музыканта на волю, собрали, выпустили и обнаружили, что он опять не может жить, пока никто на него не смотрит. Можно рассказать о прекрасной женщине, которую нашел (или только хотел найти?) наш герой, и которая оживила его, потому что любовь прекрасной женщины никому не дает исчезнуть. Можно вспомнить, что у музыканта был сын, обыкновенный  мальчик, которого родила одна крестьянка, совершенно не озабоченная тем, чтобы смотреть на отца своего ребенка. Можно еще многое рассказать. Но мы-то знаем, как все было на самом деле. На самом деле музыкант так и живет в зеркале, до сих пор - и нет у него никакого сына. И каждый из нас, когда смотрится в зеркало, видит там не себя, а бедного знаменитого музыканта, который существовал только тогда, когда на него смотрели. Поэтому уже давным-давно зеркала не отражают наших лиц. И поэтому мы постоянно ищем кого-нибудь, кто будет все время на нас смотреть - ведь зеркал больше нет, а мы так не хотим исчезнуть. 


- Стоп, стоп, стоп. Всё ясно. Мое сердце разрывается от жалости на части, публика рыдает, бедный музыкант как зеркало всего человечества. Ерунда.
- Почему ерунда?
- Потому что нелогично.
- Что нелогично? Что бедный музыкант - зеркало всего человечества?
- Нет, это-то как раз логично, хотя и совершенно бесполезно для человечества. Нелогично другое. Куда он, по-твоему, исчезал?
- Что значит "куда"? Исчезал куда-то. Разве это важно? Важно, что его здесь не было, нет?
- Еще раз ерунда. Какая разница, где быть? Важно быть хоть где-нибудь.
- Ну да. А вот его нигде не было.
- Что значит "нигде"? Откуда он, в таком случае, появлялся опять?
- Гм. Ниоткуда.
- Ниоткуда не появляется даже хаос. Думай.
- С того света?
- Не подходит. Не такое простое место тот свет, чтобы каждый день туда ходить.
- Из загробного царства?
- Три ха-ха.
- Из сна?
- Да, причем из кошмара своего создателя. Чтобы не сочинял дурацких сказок.
- Из другого мира? Третьего, пятого, шестого?
- А если так, то почему это называется "исчезал"? И откуда ты вообще знаешь, где ему при этом было лучше?
(вот повеселились, должно быть, в том третьем-пятом мире, пока он там у них бегал туда-сюда)
- Слушай, но ты отвергаешь все варианты!
- Естественно. Потому что ни один из них не подходит.
- Почему?
- Потому. Ну подумай. Если этот твой музыкант живет много лет - он ведь много лет прожил?
- Много, наверное.
- Еще бы не много - состариться успел. Даже от самой собачьей жизни за два дня не состаришься. А он родился - ладно, возник - вырос, научился играть на трубе (тоже, между прочим, серьёзное занятие), повзрослел, похоронил мать, прожил жизнь... Как ему это всё удалось, если даже ты не можешь сказать, где он был, когда его не было?
- Так в том-то и дело, что нигде!
- Ага. Очаровательно. Нигде. И каждый раз после этого помнил все свои предыдущие знания, по-прежнему умел играть на трубе, узнавал маму, не забывал дорогу на рыночную площадь... Нормальное такое ежедневное разрушение личности с мгновенной последующей реабилитацией. Вставь пару формул и можешь продавать патент.
- Подожди. Но что же, в таком случае, с ним, по-твоему, происходило?
- Ничего.
- В каком смысле "ничего?
- В прямом. Ничего с ним не происходило. Никуда он не исчезал.
- Как не исчезал?
- Так. Не исчезал. Он страшно этого боялся, это да. Так боялся, что не мог жить без чьего-нибудь взгляда, чтобы не случилось то, чего он так боится.
- Но ведь оно случалось!
- Случалось. А он не исчезал. Он, правда, был уверен, что исчез - его так, вообще-то, мама воспитала (вот тебе, кстати, еще заметка: насчет влияния родителей и их стремления к незаменимости). Он, скорее всего, ощущал себя исчезнувшим - мало ли, какие у людей бывают расстройства. Но реально никуда он не исчезал. Иначе бы не появлялся обратно. Невозможно быть наполовину - ты либо есть, либо нет. И если есть, то уже извини. Никуда ты не денешься. Пока жив, конечно.
- А чего же он так боялся?
- Как "чего"? Исчезнуть!
- Так ты же говоришь, что он не исчезал?
- Ну да, не исчезал. Но боялся. Хотя с тем же успехом мог бы и не бояться.
- Почему?
- Потому что с ним каждый день случалось то, чего он так боялся. И он при этом постоянно оставался в живых. С упрямством, которым могла бы гордиться его неуёмная мама.
- То есть ты хочешь сказать, что он боялся зря?
- Ну не то что бы "зря". Страхи всё-таки довольно прилипчивая штука, по приказу "перестань!" не перестанут. Но факт остается фактом: твой музыкант прекрасно жил, каждый день переживая именно то, чего постоянно боялся не пережить.
- Дурак какой-то у тебя получается музыкант...
- Душа моя, это у тебя дурак какой-то получается музыкант!
- Ну ладно, без разницы, у меня. Но надо же ему сказать об этом!
- О чем? О том, что он - дурак?
- Да нет же, нет! О том, что он может не бояться! Потому что, судя по всему, он всю жизнь исправно делает то, чего больше всего на свете боится не суметь.
- Ну да. Правильно. Вот пойди к нему и скажи.
- Почему это я? Я не могу, я автор. Если я начну бегать туда-сюда, что останется от сказки? Зеркало на стене?
- Мда, есть в этом что-то. А кто тогда пойдет?
- А кто самый умный, тот и пойдет. Это же ты приходишь и кричишь "нелогично". Ты и иди.
- Но я... А впрочем, пожалуй. Будь по-твоему, я пойду. Крути назад.


Зеркало упало и разбилось на много маленьких кусков.
Нет-нет, раньше.
Зеркало купила богатая семья.
Еще раньше, на несколько дней.
Ни пойти купить еды, ни выйти подышать воздухом.
О! Да, давай сюда.

Ни пойти купить еды, ни выйти подышать воздухом. Если бы с музыкантом кто-то жил, он мог бы смотреть на музыканта хотя бы во время прогулок, но все годы игры на площади музыкант был слишком занят, поэтому он не успел обзавестись никем специальным, кто бы постоянно хотел на него смотреть. Музыканту очень хотелось есть и пить, но еще больше ему хотелось не исчезать. Поэтому он не ел и не пил, а только целыми днями сидел и смотрел на себя в зеркало.

Сначала в зеркале отражался только он сам. А потом его отражение вдруг исчезло, а вместо него появилось незнакомое музыканту лицо.

- Привет, - сказало лицо.
- Привет, - сказал музыкант.
- Ты чего? - спросило лицо.
- Я ничего, - сказал музыкант.
- А зачем ты тут сидишь? - спросило лицо.
- Чтобы не исчезать, - объяснил музыкант.
- А ты умеешь? - изумилось лицо, - А ну, покажи! Исчезни сейчас!
- Не могу, - вздохнул музыкант. - Я исчезаю, только когда на меня никто не смотрит.
- Да? - удивилось лицо, - а почему ты тогда до сих пор не исчез?
- Потому что сейчас на меня смотришь ты!
- Неправда, - сказало лицо, - я на тебя не смотрю. Я вообще не умею смотреть: у меня нет глаз.

Музыкант присмотрелся к лицу в зеркале и увидел, что у него действительно нет глаз.

- А почему же я тогда до сих пор не исчез? - спросил он.
- А черт его знает, - доверительно сообщило лицо, - сами удивляемся.

Музыкант почесал в затылке и посмотрел на свои руки. Руки были на месте. Он поднял глаза на зеркало и увидел, что лицо в нем начало хулиганить: метаться из стороны в сторону, раскачивая раму так, чтобы зеркало подпрыгивало на полу.

- Ты что, - испугался музыкант, - это же мое зеркало!
- А, ерунда, - сморщилось лицо, - другое купишь.

С этими словами оно раскачало зеркало изо всех сил, зеркало упало на пол и разбилось. Музыкант остался стоять рядом с ним, с хмурым видом глядя на осколки. В осколках не отражалось ничего. Вообще.

Музыкант постоял над ними какое-то время, потом растерянно вышел из сарая и побрел по улице. Улица была пустынна, и он шел по ней один, пиная камешки под ногами. Его силуэт постепенно удалялся от сарая, становясь все меньше и меньше, пока, наконец, не стал совсем маленьким и не и...с...ч...е...

- Не-е-е-е-е-ет!
- Ладно, ладно, шучу. Не заводись.


Пока, наконец, не стал совсем маленьким и не скрылся за горизонтом.

- Уфф. Шуточки. И чего тебя вечно тянет кого-нибудь аннигилировать?
- Характер тяжелый.
- Лечиться надо.
- Вот я и лечусь.
- Тоже верно. Ну чего, с музыкантом расстались?
- С этим неплохо было бы еще пару лет провести.
- Без меня. В каждой сказке по паре лет проводить, никакой бесконечной жизни не хватит.
- Слушай, а чего ты к нему без пола? Лень было достойную морду сооружать?
- А зачем? Если бы морда оказалась женская, он бы немедленно влюбился и мы бы еще сто лет с этим расплевывались, а если бы мужская - образ никогда не виданного отца, то, сё, себе дороже. Тем более без глаз.
- Кстати, а без глаз-то почему? Тоже мне, фильм ужасов. Разве не лучше как-нибудь почеловечней?
- Должны же у меня быть свои маленькие слабости. Чаю дашь?
Subscribe

  • 22.03.2021

    Когда Муся еще была на командирских курсах, на их лагерь в пустыне напали бедуины. Зачем напали? А они воруют рюкзаки. Зачем воруют? Ну не знаю,…

  • Красим стену в бело-голубой

    Этим летом Мусю призвали в армию. Ей предстояло окончить курс молодого бойца, затем — командирские курсы, и отправиться командовать такими же…

  • ...не поговорили

    Русалочка, конечно, оказалась та еще птица, Но никто почему-то не вспоминает про принца! Пора было остепениться будущему королю - и тут он влюбился…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 91 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • 22.03.2021

    Когда Муся еще была на командирских курсах, на их лагерь в пустыне напали бедуины. Зачем напали? А они воруют рюкзаки. Зачем воруют? Ну не знаю,…

  • Красим стену в бело-голубой

    Этим летом Мусю призвали в армию. Ей предстояло окончить курс молодого бойца, затем — командирские курсы, и отправиться командовать такими же…

  • ...не поговорили

    Русалочка, конечно, оказалась та еще птица, Но никто почему-то не вспоминает про принца! Пора было остепениться будущему королю - и тут он влюбился…