Neivid (neivid) wrote,
Neivid
neivid

Categories:

Третий тайм

Рабинович, тоскливо, глядя на экран: Ну бей уже... бей, дорогой... бей, любимый, бей...

Входит Николай Иванович.

Николай Иванович: Так, быстро, сели, ребята, играем, играем, не стоять. (садится, подтягивает брюки). Так, сейчас соображу. Быстро. Защитника - на левый фланг, полузащитника - на правый, в середину нападающего и удар! Удар! Ну!
Рабинович, с интересом: Куда удар?
Николай Иванович, тыча пальцем в левые ворота: Туда.
Рабинович: Это их собственные ворота.
Николай Иванович: Тогда туда! (тычет пальцем в правые ворота)
Рабинович: Это тоже их собственные ворота. Это разминка.
Николай Иванович: Не может быть! Дай-ка мне программу. (притягивает к себе газету) Так. Хм. Действительно. Ладно, ребята, не стоять, разминаемся, разминаемся, давай, давай, бегай, бегай, бегай, не стоять!

Входят Коко и Агнес.

Коко, радостно: Сборная Аргентины - команда гениев ядра. Сборная Германии - стадо роботов. Кого вы предпочитаете, господа?
Рабинович, меланхолично: Францию.
Коко, возмущенно: Вы - франкофил?
Рабинович: Нет, просто они сегодня играют.
Коко, растеряно: А сборная Аргентины?
Николай Иванович: А эти играли вчера.
Коко, растеряно: А что же мне теперь делать? Я болею за Аргентину!
Агнес: Ничего страшного, дорогой. Там всё равно футбол, он всегда выглядит одинаково. Смотри на экран и представляй себе, что это - Аргентина.
Коко, щурясь на экран: Но там одни негры! Это сборная Тринидада!
Рабинович, меланхолично: Это - сборная Франции.
Коко, сбито с толку: И это тоже?
Николай Иванович: почему "тоже"? Те - сборная Бразилии.
Коко: Ладно, тогда я буду болеть за них. Они все-таки ближе к Аргентине, чем Тринидад.
Агнес, вздыхая: Красавцы.
Коко, мрачно: Это реклама, дорогая.

Входит Роза с мрачным видом.

Роза, с отвращением: Опять?
Коко: Розочка, садись, будем вместе болеть.
Роза, с отвращением: Еще чего не хватало.
(садится)
Коко, протягивая ей бутерброд: Тебе не нравится Франция?
Роза, с отвращением беря бутерброд: Нет.
Николай Иванович, протягивая ей бутылку пива: А Бразилия?
Роза, с отвращением, беря бутылку пива: Нет.
Коко: А кто же тебе нравится, Роза?
Рабинович, меланхолично: Я.
Роза, с отвращением: Он.

Входят Ричард и Уильям, в черном.

Ричард: Минута молчания, господа.
(все встают)
Уильям, после паузы: Спасибо, господа.
(все садятся)

На экране появляется Робиньо.

Николай Иванович, оживившись: о, Рональдиньо.
Агнес: Какой самец!
Роза: Фу.
Рабинович: это Робиньо.
Агнес: Какой самец!
Роза: Фу.

Входит Лиза.

Лиза, горя глазами: Дети в Африке голодают!
Рабинович, протягивая бутерброд: На, отдай им.
Лиза, возмущенно: Мир полон катастроф!
Коко, кивая на экран: Умница, так и есть - смотри, что он делает! Ай, болван, что же он делает, мир полон катастроф...
Лиза, нервно: Негры в Африке тоже голодают!
Рабинович, кивая на экран: Эти?
На экране крупным планом Анри.
Агнес: Какой самец!
Роза: Какая жалость, что он голодает.
Лиза: Вы - стадо леммингов.
Рабинович, меланхолично: Миллионы леммингов не могут ошибаться.
Лиза: Еще как могут.
Показывает Анри кукиш, выходит.

Комментатор:

- Робиньо передает мяч Рональдо, Рональдо передает мяч Робиньо, Робиньо передает мяч Же Роберто, Же Роберто передает мяч Виере...

Коко, недоуменно: Зачем? Виера же из другой команды!
Агнес: Какая разница?
Роза: Какая гадость!
Рабинович: Виера по крайней мере умеет играть в футбол.
Коко: А Робиньо, по-твоему, не умеет?
Рабинович: Умеет. Но плохо.
Коко: Сам ты умеешь, но плохо!
Рабинович, меланхолично: Я вообще не умею.

Комментатор:

- Виера передает мяч Же Роберто, Же Роберто передает мячь Робиньо, Робиньо передает мяч Рональдо, Рональдо передает мяч Робиньо...

Уильям: Минута молчания, господа.
Ричард: Уильям, подожди.
Уильям: Чего ждать?
Ричард: Может, обойдется.
Уильям: Этого я и боюсь.

Входит Кайзер.

Кайзер: Опять продувают? Разумеется. Потому что играть надо, а не мяч катать ногами. Чего вы хотите, когда в защите одни столбы?
Николай Иванович, возмущенно: А Кофу?
Кайзер: Бездарь.
Николай Иванович, возмущенно: А Лусио?
Кайзер: Позер.
Николай Иванович, возмущенно: А Роберто Карлос?!?
Кайзер: Одно имя чего стоит.
Рабинович, меланхолично: Это точно.
Коко, заводясь: А ты вообще молчи! Ты болеешь за Францию!
Рабинович: А разве это плохо - болеть за Францию?
Николай Иванович: Да хуже этого - только болеть за Англию!

Ричард, поспешно: Минута молчания, господа.
(все встают)
Уильям, после паузы: Спасибо, господа.
(все садятся)

Комментатор: Робиньо передает мяч Рональдо, Рональдо передает мяч Робиньо, Робиньо передает мяч Же Роберто, Же Роберто передает мяч Виере...

Рабинович: Опять заело. Стукните кто-нибудь по ящику.
(Николай Иванович с силой бьет по телевизору)

Комментатор: ...кхмтрррпшшдтттсмячом Зинедин Зидан. Пас! Анри! Пас! Зидан! Анри! Зидан! Анри! Зидан! Зидан! Зидан! Зидан!

Коко: Черт, опять заело. Стукните кто-нибудь по ящику.

(Николай Иванович с силой бьет по телевизору)

Комментатор, упрямо: Зидан! Зидан! Зидаа-а-а-ан!!!

Входит Пудин в нимбе. Становится спиной к экрану.

Пудин:
- Печально я гляжу на наше поколенье...

Коко: Что он делает? Нет, вы только посмотрите, что он делает? Кому ты отдаешь мяч? Нет, куда ты отдаешь мяч? Там же даже судья уже не стоит!
Кайзер: А всё потому что в футбол играть надо, а не дурочку валять.
Ричард: Нужно было отдавать пас назад!
Уильям: Да нет, нужно было отдавать пас вперед!
Коко: Прошел бы по краю, отдал бы полузащитнику, взял бы назад, продвинулся бы в штрафную - и пожалуйста. Гол. А это что?
(на экране Эрик Абидаль)
Рабинович: Это - сборная Франции.
Коко: Не может быть.
Кайзер: Среди этих людей французов вообще нет.
Николай Иванович: Есть один. Зинедин Зидан.
Лиза, просовывая голову в дверь: Вы расисты!
Николай Иванович, напоминая: Дети в Африке голодают.
Лиза, спохватываясь: Ах, да. (исчезает)

Пудин, поправляя нимб:
- Я памятник себе воздвиг нерукотворный...

Комментатор:
- Игроку явно не хватает кого-то справа... Оп, а теперь игроку не хватает кого-то слева...

Кайзер: Мозгов ему не хватает, а не кого-то слева! Зачем тебе кто-то слева, когда у тебя есть мяч? Тебе ноги нужны! Бей давай!
Коко: Ну почему они не могут забить? Я вас спрашиваю, ну почему они никак не могут забить? Вот же, добежал до ворот, получил мяч, размахнулся, ударил - и что? И ничего. А почему?
Рабинович, меланхолично: Там вратарь.
Коко, грустно: А зачем?
Рабинович: Так принято.
Агнес: Но ведь он мешает бить мячом в ворота!
Коко, печально: Не всегда.

Уильям и Ричард тихо плачут.

Кайзер: У французов очень старый вратарь.
Коко, с надеждой: думаешь, его старость спасёт бразильцев?
Рабинович, меланхолично: Вряд ли он умрет от старости прямо здесь.
Коко: Жаль...
Рабинович: Зато и бразильский нападающий не умрет.
Коко: Жаль...
Кайзер: Ну вот смотри, смотри, что он делает. Он подает длинный пас, а тут как раз нужен был короткий!
Николай Иванович: А теперь что, лучше что ли? Он бьет короткий пас, а здесь как раз необходим длинный!

Комментатор:
- А теперь он стоит и смотрит, как его обводят по краю.

Роза, с отвращением: Тот умрет от старости, а этот - от атрофии мышц.
Агнес: И оба - прямо сейчас? Как интересно!

Пудин, с надрывом:
- Погиб поэт, невольник чести...

Коко, махнув рукой: Простите, можно потише? вы заглушаете трибуны.
Пудин, интонируя:
- Пал, оклеветанный молвой!
Комментатор:
- ...в падении задевая рукой французского нападающего...
Пудин:
- С свинцом в груди и с жаждой мести!
Рабинович, меланхолично: На спор, сейчас комментатор скажет что-то вроде "отбив подачу головой".
Комментатор:
- ...и получая за это желтую карточку.
Коко: Лучше бы красную.
Агнес: Да, красное лучше сочетается с цветом его формы.
Роза: Фу.

Николай Иванович: Ну чем ты бьешь? Нет, ну я не могу, чем ты бьешь!
Агнес: А чем он бьет? Как все, ногой. Ужасно неэстетично.
Николай Иванович: Да, но какой ногой! он бьет левой, а тут необходима правая!
Агнес: А разве их не учат бить обеими ногами одновременно?
Рабинович: Нет, им тогда не на чем будет стоять.

Комментатор: ...на этом мы заканчиваем трансляцию матча.

Уильям и Ричард, строго: Минута молчания, господа.
(все встают)

Входит Роберто Карлос.

Николай Иванович, нарушая минуту молчания: Ну куда ты смотрел? Ты мне скажи - куда ты смотрел? Тебя вообще в футбол играть учили?
Роберто Карлос, уныло: Учили.
Николай Иванович: И давно?
Кайзер: в прошлой жизни.
Уильям и Ричард, напоминая: Господа! минута молчания!

Роберто Карлос уныло встает и молчит.
Николай Иванович недовольно встаёт и молчит.
Рабинович меланхолично встаёт и молчит.
Роза с отвращением встаёт и молчит.
Ангес разочарованно встаёт и молчит.
Кайзер, негодуя, встаёт и молчит.
Пудин стоит спиной к экрану и молчит.
Коко молчит и плачет.

Входит Зинедин Зидан.

Зидан, оживлённо: Народ, а вот мы сегодня бразильцам накидали, а они...

Роберто Карлос не слушает и молчит.
Николай Иварович задумался и молчит.
Рабинович в меланхолии и молчит.
Роза с отвращением изучает Зидана и молчит.
Агнес с интересом разглядывает Зидана и молчит.
Пудин поправляет сползающий нимб и молчит.
Кайзер нахмурился и молчит.
Коко молчит и плачет.

Зидан, растеряно: Народ, но ведь мы сегодня бразильцам накидали, а они...

Уильям и Ричард торжественно молчат.
Роберто Карлос убито молчит.
Рабинович меланхолично молчит.
Роза с отвращением молчит.
Агнес просто молчит.
Кайзер выразительно молчит.
Коко молчит и плачет.

Николай Иванович, подходя к Зидану и обнимая его за плечи: Ничего, сынок, ничего. Ты еще будешь большой и еще научишься в футбол играть. Пойдем, я тебе объясню пару моментов, ты способный, может, и усвоишь что-нибудь. Ты пойми. Когда ты обходишь его слева, тебе нужно не сразу бить, а подождать, пока... (выходят из комнаты)
Кайзер, бросаясь следом: Он его там научит. Я могу себе представить, чему он его там научит. Что за народ. Пока лично не вмешаешься, никакого толку не бу... (выходит из комнаты)
Коко, переставая плакать, задумчиво: Нет, все-таки там не одни негры... (выходит из комнаты)

Роберто Карлос, вздохнув: Ну ладно, я пошел меня дома ждут.
Агнес, задумчиво: А может, тебе политическое убежище предоставить?
Роберто Карлос, мрачно: бесполезно. Меня найдут везде. (выходит из комнаты)
Агнес, задумчиво: Так уж и везде... (выходит из комнаты)

Пудин, с выражением: Хулу и похвалу приемли равнодушно. И не оспоривай глупца! (спиной вперед выходит из комнаты)

Уильям и Ричард молча стоят по углам.
Рабинович какое-то время переключает телевизионные каналы, находит повтор матча, садится, замирает.
Роза замирает рядом с ним.

Рабинович, тоскливо, глядя на экран: Ну бей уже... бей, дорогой... бей, любимый, бей...

Ричард из правого угла подмигивает Уильяму.
Уильям из левого угла подмигивает Ричарду.

Роза с отвращением смотрит на них обоих.
Subscribe

  • 22.03.2021

    Когда Муся еще была на командирских курсах, на их лагерь в пустыне напали бедуины. Зачем напали? А они воруют рюкзаки. Зачем воруют? Ну не знаю,…

  • Красим стену в бело-голубой

    Этим летом Мусю призвали в армию. Ей предстояло окончить курс молодого бойца, затем — командирские курсы, и отправиться командовать такими же…

  • ...не поговорили

    Русалочка, конечно, оказалась та еще птица, Но никто почему-то не вспоминает про принца! Пора было остепениться будущему королю - и тут он влюбился…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 47 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • 22.03.2021

    Когда Муся еще была на командирских курсах, на их лагерь в пустыне напали бедуины. Зачем напали? А они воруют рюкзаки. Зачем воруют? Ну не знаю,…

  • Красим стену в бело-голубой

    Этим летом Мусю призвали в армию. Ей предстояло окончить курс молодого бойца, затем — командирские курсы, и отправиться командовать такими же…

  • ...не поговорили

    Русалочка, конечно, оказалась та еще птица, Но никто почему-то не вспоминает про принца! Пора было остепениться будущему королю - и тут он влюбился…