Neivid (neivid) wrote,
Neivid
neivid

Categories:
  • Mood:

Завтрак съешь сам. Если успеешь

В нашем доме невозможно ничего сожрать в одиночку: непременно кто-нибудь подвалит участвовать. Причем чем больше ног у того, кто придёт, тем меньше у него приличий. Это я к тому, что, кроме нас, в доме есть еще коты, и если кто-то думает, что поесть спокойно, отпихиваясь от двух избалованных котов - это просто, то он не прав. Но сейчас речь не о котах. Длинный двуногий хотя бы улыбается, когда, изящно склонившись над моей утащенной к компьютеру тарелкой, моей же вилкой аккуратно выгребает оттуда кусок получше. Маленький двуногий улыбается тоже, но при этом прямо с разбега широко разевает рот - то есть ты ему должен свою же еду в этот рот своими руками положить. Давай, давай, не зевай. Правда, мы в своё время оказались дальновидны, и ввели в вокабуляр ребёночка правильный глагол. Беспардонный грабёж и побор, который любой нормальный деть применяет ко всему, что видит в тарелках родителей, мы называем "угости меня, пожалуйста". Я первая начала.

Когда мелкие пальчики с размаху влетали в мой салат и бойко вытаскивали оттуда то, что я больше всего люблю, я обычно озвучивала это ретроактивным, но от этого не менее актуальным вопросом: "тебя угостить, да?". Так и пошло. Научившись говорить, Муся быстро поняла, как стоит вербализовывать хулиганство. Угости меня, пожалуйста, приходит она к моим коленям, и смотрит в упор на тот последний фрукт, который остался от неё же за целый день. Ну пожалуйста. Ну угости. Хотела бы я видеть того, кто устоит перед подобной просьбой. Каждый раз благодарю небеса и собственную мысль за то, что догадалась обозвать это столь прилично. Я жадна и ненасытна, поэтому вряд ли с радостью делилась бы любовно сложенным в мою тарелку вкусненьким в ответ на команду "дай!" или предолжение "накорми!" (излишне упоминать, что своя собственная тарелка у мелкой бяки вполне имеется, и она очень редко когда пуста). Я раздражительна и злобна, особенно в голодном виде, поэтому на безмолвные наскоки могла бы в какой-то момент и чего нехорошее сказать. Они уже все усвоили, что не надо отбирать у зверя по имени "мама" еду из-под носа, зверь от этого страдает. А когда страдает мама, страдают, как правило, и все окружающие: мама у нас умеет страдать с размахом. Но когда пара темно-серых глаз под пушистыми ресницами глядит на вас снизу вверх, и курносый нос чуть морщится просительно: "мамочка, угости меня, пожалуйста"... Та што там гаварить. Говорю же, этот ангелочек не пропадёт: если ему и случится голодать, он всегда найдёт, кого ограбить.

Мы тут на днях с Димой пытались поесть пирожных. Пирожные были под названием "картошка", такой круглый вариант сладкой домашней колбасы, я их имела неосторожность приготовить на субботу. Муся к тому моменту уже поживилась этими самыми пирожными в максимальным количестве, которое я готова, скрепя сердце, допустить в детский рацион. Плюс еще парочкой. А мы с Димой как-то всё не успевали и не успевали, а тут решили сесть и чаю попить. С пирожными. Но есть нюанс - а ребёнка при этом куда?

Я предложила попить чаю ввечеру. Мол, уложим, ну и тогда. А то она увидит, переживать начнет, выпрашивать, а еще одно пирожное за день - и ей уже можно будет не ужинать не только сегодня, но и послезавтра. И сразу идти к зубному, хорошо если минуя гастроэнтеролога. Но Дима возмутился. В моём доме, сказал Дима. Я имею право, сказал Дима. Попить чаю! - заявил Дима. Со своей женой, добавил он, взглянув глубоко-глубоко в мои несчастные глаза. А пирожные, спросила я одними глазами. А чего пирожные, удивился Дима, она же в другой комнате сейчас играет.

Он решительно подошел к холодильнику, достал оттуда два коричневых сладких шарика, выдал один мне, а со вторым уселся нежничать сам. Мы успели надкусить ровно по одному разу. Муся явилась быстрым шагом, деловито оглядывая поле боя.

- А что вы едите? - спросила она, предвкушая.
- Ничего не едим. Чай пьём, - мрачно отозвался Дима. Он успел прикрыть коричневый шарик пирожного своей огромной ладонью, поэтому сидел относительно спокойно.
- А ты что ешь, мамочка? - Муся обернулась ко мне, поняв с одного взгляда, что у папы ей не светит.

Я растерялась. Я не привыкла врать в глаза своему ребёнку, а ладони у меня маленькие. То есть прикрывай я пирожное ладонью, не прикрывай, его всё равно будет видно. Пирожное. Тем более, что Муся прекрасно изучила за целый день, как они, эти пирожные, выглядят.

- Мама тоже пьёт чай! - спас меня Дима, мужестенно вызывая огонь на себя. Ногой под столом он сильно толкал меня в тапок.
- А с чем? - уточнила Муся, с подозрением глядя на маму.
- С чайной ложкой! - объявил Дима.
- Ой, а это что? - Муся, не будучи слепой, увидела неприметный такой коричневый шарик возле моих рук. - Это пирожное, да? - и она набрала воздух в легкие, - мамочка! угости меня, пожа...

Дима свирепо пнул меня ногой под столом и сгрёб моё пирожное всё под ту же свою ладонь. Это не мамино пирожное, сообщил он Мусе. Это моё пирожное. И я съем его сам. Потому что ты сегодня съела уже четыре.

- Три, - осторожно уточнила Муся, застенчиво изучая папину руку.

- Пять, но кто считает, - со вздохом отозвалась я, вызволяя своё пирожное из Диминого плена. - Гнусный вымогатель, смотри сюда. Я дам тебе откусить один раз от этого пирожного, но ты за это дашь нам спокойно попить чаю. Идёт? Даю. Один раз.
- Да, - кивнула Муся, сглатывая - два раза.
- Одиннадцатая заповедь - "не торгуйся", - сообщила я, подставляя пирожное, - один.
- Что такое заповедь? - спросила Муся, деловито откусывая от пирожного кусок побольше.
- Заповедь, вмешался Дима, - это "почитай отца и мать". Всё, брысь. Иди в свою комнату и почитай. Отца и мать.

- Почитай, почитай, обрадовалась Муся и рванула по направлению к книжным полкам. - Папа, ты будешь читать мне здесь, или мы пойдем туда?

Больше всего потом, когда они почитали, мне досталось от Димы за то, что я не сумела грамотно спрятать пирожное. Он, видите ли, прекрасно спрятал своё, и если бы не моя растяпистость, мы бы замечательно попили чаю. Оправдания, что у меня маленькие руки, и вообще я в последний раз прятала вещи от чьего-то глаза приблизительно в пятом классе, к тому же детям врать нехорошо, Диму не удовлетворили.

- Ты абсолютно не способна быстро спрятать то, что ешь! Ты... ты... ты... - подбирал он слова, в полной мере отражающие его возмущение, - ты как маленький ребёнок, честное слово!
Subscribe

  • Расскажи сыну своему

    Время вокруг осенних еврейских праздников еще называют «ужасные дни». У этого есть глубокие философские причины, но, если использовать слово «ужас» в…

  • "Старые и новые сказки" в Хайфе

    И тут я сообразила, что в ЖЖ об этом еще ничего не писала... Я сделала новую программу, под названием "Старые и новые сказки", по-прежнему с…

  • Их бин геки́мен

    Мой папа, Яков Григорьевич Райхер, урожденный Спиридонов, родился на чердаке. Его родители Райхеры, урожденные Спиридоновы, многое потеряли в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 61 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Расскажи сыну своему

    Время вокруг осенних еврейских праздников еще называют «ужасные дни». У этого есть глубокие философские причины, но, если использовать слово «ужас» в…

  • "Старые и новые сказки" в Хайфе

    И тут я сообразила, что в ЖЖ об этом еще ничего не писала... Я сделала новую программу, под названием "Старые и новые сказки", по-прежнему с…

  • Их бин геки́мен

    Мой папа, Яков Григорьевич Райхер, урожденный Спиридонов, родился на чердаке. Его родители Райхеры, урожденные Спиридоновы, многое потеряли в…