October 10th, 2001

спокойный

оказывается...

... если постоянно бодрствовать по ночам, делая что-то механическое (например, качая коляску) и вволю предаваясь разным мыслям, начинают приходить Те, Кого Нет. Они, видимо, боятся света - или на свету у меня защита потолще?
Прошлыми ночами меня морочили различные призраки и буки (ау, любовь моя! как хорошо, что хотя бы ты еще живой!), а сегодня пришла Валентина. Пришла без предупреждения - я-то стараюсь ее не вспоминать пока что.
- Меня нет, - сообщила Валентина, как будто я могла этого не знать.
- Я знаю, - покорно отозвалась я.
- Совсем нет, - деловито уточнила Валентина. - Нигде. Ты это учла?
- У меня вот... - я кивнула на коляску. - Я не могу учитывать все одновременно. Это больно. Не могу. Вы меня не предупреждали.
- Больно, - согласилась Валентина. - Но я тебя предупреждала. Все время предупреждала. Ты мне не верила. Ты говорила "вы еще проживете много лет".
- А что Вы хотели? - я почти разозлилась. Чтобы я соглашалась и мы бы часами рыдали друг у друга на плечах?
- Я ничего не хотела, - устало сказала Валентина. - Я умерла.
- Я знаю, - вздохнула я.
Разговор зашел в тупик. Коляска тихо покачивалась. Из нее на меня с подозрением смотрела Плюша.
- Вы ее никогда не видели, - вспомнила я.
- Это неважно, - сказала Валентина.
Ничего не важно.
- Ля-а! - сказала Плюша.
- Да, - кивнула я ей. - Ты права. Ты - это важно.
- Ляа... - согласилась Плюша.
За окном начинало светать, и постепенно налаживалось дыхание. Вдох-выдох. Вдох-выдох. Кусок железа посидел в середине сердца и тихо нырнул на дно.
- Я пойду, - грустно сказала Валентина.
- Не уходите, - попросила я.
- Отсюда? - удивилась Валентина.
- Нет, - созналась я, - оттуда.
- Оттуда - не могу. Хочешь, не уйду отсюда.
Я покосилась на Плюшу.
- Ну, тогда не надо, - поняла Валентина. - Пока.
И всего-то прошло не больше пяти минут.