Neivid (neivid) wrote,
Neivid
neivid

Categories:
Я давно уже собиралась, но всё никак не могла собраться. Вот теперь собралась.

Я давно уже собиралась об этом писать, но мне каждый раз что-то мешало -пока, наконец, я не поняла, что пока я не пройду через эту тему, ни на какую другую я всё равно писать не смогу.
Я поняла, что хватит мне уже бегать от темы смерти. Думаю, всем рано или поздно надо об этом писать, кому-то раньше, кому-то позже. Лучше бы, наверное, этого не было, но я пришла к грустному выводу, что пока не выйду из этой темы, так и буду сидеть в ней, её игнорируя, как лягушка в болоте, делая вид, что всё, в общем-то, хорошо. Всё хорошо и есть. Но есть вещи, сквозь которые просто нужно пройти.

Оговорюсь. Я вовсе не имею в виду тему смерти как выражение литературное. Тема смерти - вещь для автора благодатная, мы уже разговаривали об этом с несколькими людьми под одним из моих рассказов. Это ведь в какой-то мере авторская манипуляция, фокус-покус: нажми на кнопочку - получишь птичку, ведь заведомо есть какие-то темы, которые мало кого могут оставить совершенно равнодушным. В этом варианте я сама первая скажу "не надо", и не буду, и стараюсь не быть, бо на энный раз использования всё тем же надоевшим автором тема смерти становится откровенным трюком, слёзовыжималкой, и не более того.

Но тут ситуация чуть иная. Писать об этом в данном случае мне нужно не для реакции читающих, а для себя самой. Я не нажимаю на кнопочку и не ожидаю птичек, здесь не будет неожиданностей и внезапных трагедий, здесь нет скрытого смысла, я просто прорабатываю одну конкретную тему и честно предупреждаю: во всех рассказах цикла "Смертельный номер" будет чья-либо смерть и то, что вокруг неё. Тех, кого это смущает, раздражает, мешает (и всё это - невероятно легитимно, никто не обязан заниматься подобными вещами явочным порядком), я прошу не читать.

Все рассказы цикла "Смертельный номер" я целиком убираю под ссылку. Я делаю это для того, чтобы их прочли только те, кого не смутит столь пространное предисловие, а главное - сама столь набившая оскомину тема. Для кого-то слишком больная. Для кого-то - слишком неуместная. Кому-то ненужная вообще.

Я прошу прощения у всех тех, кто ждёт от меня светлого, весёлого и смешного. Светлое, весёлое и смешное будет, куда оно денется - но сначала мне нужно пройти через нечто иное. Хотя бы потому, что, не пройдя через это, я не могу перейти ни к чему из того, что так дразняще, маняще, завлекающе и недоступно ждёт меня с той, другой, стороны.
Subscribe

  • Расскажи сыну своему

    Время вокруг осенних еврейских праздников еще называют «ужасные дни». У этого есть глубокие философские причины, но, если использовать слово «ужас» в…

  • "Старые и новые сказки" в Хайфе

    И тут я сообразила, что в ЖЖ об этом еще ничего не писала... Я сделала новую программу, под названием "Старые и новые сказки", по-прежнему с…

  • Их бин геки́мен

    Мой папа, Яков Григорьевич Райхер, урожденный Спиридонов, родился на чердаке. Его родители Райхеры, урожденные Спиридоновы, многое потеряли в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • Расскажи сыну своему

    Время вокруг осенних еврейских праздников еще называют «ужасные дни». У этого есть глубокие философские причины, но, если использовать слово «ужас» в…

  • "Старые и новые сказки" в Хайфе

    И тут я сообразила, что в ЖЖ об этом еще ничего не писала... Я сделала новую программу, под названием "Старые и новые сказки", по-прежнему с…

  • Их бин геки́мен

    Мой папа, Яков Григорьевич Райхер, урожденный Спиридонов, родился на чердаке. Его родители Райхеры, урожденные Спиридоновы, многое потеряли в…