Neivid (neivid) wrote,
Neivid
neivid

Categories:
  • Mood:
  • Music:

За исход?

У моего зубного врача - специфическое чувство юмора. Зато с ним никогда не скучно, причем не только мне. На женщин этот зубной врач вообще остро реагирует: сразу начинает им что-нибудь говорить. Такое впечатление иногда, что если уж говорить - то ему всё равно, что именно. Но говорит хорошо, смачно.

Как-то к нему пришла одна моя обаятельнейшая знакомая. Тоже, надо сказать, со специфическим юмором. Посмотрел её тот зубной врач, посмотрел - и говорит задумчиво так:
- Ну что ж, у нас есть две возможности...
- Первая нам не подходит, - решительно отвечает ему пациентка.
- Хорошо, - флегматично соглашается зубной врач, - тогда будем просто вырывать все зубы по одному...

Иногда мне кажется, что моя и наша всех тут жизнь очень похожа на этот диалог. У нас есть две возможности, говорит мне жизнь и доброжелательно подмигивает. Первая нам не подходит, моментально противлюсь я. Ладно, соглашается жизнь, тогда будем это... просто... все зубы... по одному...
И так, собственно, и происходит. В хорошем, разумеется, смысле. Ну или в каком-нибудь еще.

Не успели мы толком придти в себя после всех наших коловращений с машинами и без, как грянул Песах. Специально мы его не заказывали, он сам пришел. Хорошо. Исход из Египта - святое дело, раз не выйдешь, год сидеть будешь - поэтому силы берутся откуда-то с луны, дом больше велением духа, нежели чем бы то ни было иным, приводится в состояние, условно могущее быть названным "уже чисто", а на столе тщательно декорируется пасхальное блюдо. Будь готов - всегда готов.

Ровно за час до пасхального Седера, под еще светлым, но уже матовым небом, Дима идёт выносить мусор. Песах всё-таки, и никакого хамеца в доме уже нет и не может быть, но давайте на всякий случай еще раз выбросим мусор, потому что, кажется, именно туда я только что сбросила последние случайные остатки макарон. Да и вообще приятно в Седер в чистом доме без помойки. Взял, обулся, ушел.

Через пять минут возвращается. Я в соседней комнате, Диму, входящего не вижу. Но слышу. Голос странный. Эээээ подойди пожалуйста, говорит. Подойди и посмотри эээ быстро. Пожалуйста.
Пожалуйста, подхожу. Стоит Дима с абсолютно круглыми глазами и держит перед собой вытянутую ладонь. На ладони (умещаясь без проблем где-то на её трети) лежит Нечто. Нечто густо покрыто черными полосками по серому фону, имеет щелочками закрытые глаза и орёт, как потерпевшее. При этом активно скребя когтистыми лапками по диминой ладони.

- Вот, говорит Дима, честно стараясь делать вид, что всё путём, - я ЭТО нашел прямо рядом с домом. Оно прозябало на бывшей стоянке Слона, дико орало и пыталось ползти на шоссе под машины. Оно хорошо ползает, ты увидишь.

Я счастлива, что ОНО хорошо ползает, сказала я, пытаясь побороть охватывающий меня ужас. "Оно" продолжало сидеть на диминой ладони и всё так же нарушало предпасхальную тишину. Оно было размером с полную фигню и имело тощий черный хвост. Собственно, Оно и сейчас его имеет. Хвост, в смысле. А куда он нахрен денется.

Мы не собирались заводить второго кота. Ну никак. Собственно, мы и первого в своё время заводить не собирались, он сам к нам пришел и решил у нас остаться, но то уже преданья пыльной старины. ЭТОГО мы заводить точно не собирались. Нет, вообще-то я планировала в какой-то момент (не сейчас!!!) завести еще киску, но - породистую... красивую... выкормленную собственной мамой, а не кусками моих последних нервов, и которую я сама выберу, а не она за час до пасхального Седера свалится мне непосредственно на без того больную голову!!!

Но когда за час до исхода из Египта на вас падает умирающий от всего сразу мелкий новорожденный шкряб, вы не можете сказать ему "извини". Во всяком случае, я не могу. Я могу ругаться, как портовый бомж, и возмущаться, как учительница эстетики, обнаружившая, что любимые ученики густо смазали клеем стульчак в туалете. Я могу ощущать себя полной идиоткой, потому что, кажется, в своих молитвах просила что-то другое, а никак не такое полосатое несчастье в кряпочку, неужели же я так оговорилась?! Я могу приходить в полный ужас, потому что я ведь грамотная и вижу, что ЭТО - такого возраста, в котором оно не умеет само вообще ничего. Значит, его надо будет массировать, чтобы оно писало, и делать ему клизму, чтобы оно еще что-нибудь делало, и кормить непонятно чем, потому что я лично кошачьего молока не даю, хоть ты меня выдои целиком. Я малосентиментальна и не ощущаю в себе жертвенной любви ко всем брошеным зверям на свете. То есть мне их искренне жаль, и я восхищаюсь теми, кто способен вкладывать душу в их спасение, но я лично - не способна. Я не вегетарианка, я ем мясо, я мало думаю о голодных детях Африки и вообще я аутист и астронавт, на моём пути летающая корова будет танго танцевать, я пройду и не замечу.
Но есть какие-то вещи...

Этот недокошк свалился непосредственно на нас, а без нашего вмешательства он явно и определённо бы отдал концы. Мы обыскали весь район, но никакой кошки, ищущей потерянное дитя, мы не нашли. Мы зазвали домой кормящую вроде бы Васину гражданскую жену Маню, и предложили котёнка ей. Маня фыркнула, сказала "не моё" и свалила через окно. Котёнок орал. Если бы его не съели большие собаки, которых вокруг бегает дофига, его бы задавила какая-нибудь машина из тех, под которые он так целеустремлённо полз. И даже если бы его не тронули собаки и пощадили бы машины, он сдох бы сам, потому что в возрасте нескольких дней, будь ты хоть кот, хоть кто, неполезно валяться на голой земле без тепла и пищи. В пасхальной агаде, в самом начале, есть слова: каждый, кто голоден, пусть придёт и разделит нашу трапезу. Ну, вот, ЭТОТ был голоден. И пришел. И разделил. А куда деваться?

Потом, истерично глядя на часы (Седер катил в глаза, как та зима в известной басне), я звонила - конечно же - Юдит gillik, которая УЖЕ выкормила свалившихся на неё двух новорожденных котов, и посему - как я надеялась - скажет мне хоть что-нибудь вразумительное. Юдит деловито и без истерики выдала мне первые инструкции по эксплуатации нашего нового приобретения, объяснила, ГДЕ массируют котят после еды и КАК, и успокоила уже тем, что не упала в обморок. Впрочем, я лично в обморок тоже не упала - было некогда. От Юдит же я с огромным облегчением узнала, что есть, оказывается, настоящая "Формула" для котов, сухое такое молоко, которое разводят водой и которым их кормят, точно так же, как человечьей "Формулой" кормят грудных детей. Мне почему-то казалось, что такого счастья нет и быть не может, и теперь мы будем надолго обречены на разведение всяких нежирных кефиров в пропорции один к четыреста трём, и на вечные муки, а не подохнет ли ОНО от нашей самодеятельности. Вопрос, где добыть енту самую кошачью"Формулу" впритык к Седеру в поселении Ткоа, оставался открытым, но мне уже было плевать. Сутки, подумала я, оно продержится на том самом кефире с водой в пропорции один к четыреста трём (Юдит объяснила, как именно это всё разводить, чтобы никто не сдох, включая разводящего), а потом купим. Если доживём. Все. Юдит клялась, что доживём. Мне очень хотелось ей поверить.

Путём переворачивания вверх дном двух домов, моего и Коллегиного, был найден шприц, через Коллегину свекровь добыт нежирный кефир, и мы принялись вливать в дико орущее существо милиграммы его насущной пищи. Существо совершенно не понимало, чего к нему пристали, сучило когтистыми лапками и требовало маму-кошку. Я могла для него на эту тему разве что помяукать, но мяукать у меня не было настроения. Возле нас с Димой, изнемогающих над котом, вертелась Муся, подпрыгивая от возбуждения и сострадания. Муся была полна желания участвовать и помогать. Ей хотелось одновременно гладить "этого зверя", тискать, брать на руки, кормить из "такой соски как у меня, да?", а еще - объяснений, что, собственно, произошло. После моих формулировок Муся уяснила, что киска очень-очень маленькая, что киска потерялась и у неё нет мамы, поэтому киску очень жалко и нам придётся киске помогать. Потому что больше некому, а иначе киска умрёт. Слово "умрёт" на Мусю большого впечатления не произвело, но слово "бедная" она понимает прекрасно. С этой минуты она рвалась исключительно киску жалеть. Она подходила и сообщала: я хочу пожалеть эту киску!!! После чего вытягивала пальчик и нежно гладила киску по шерстке. Потом отходила, а мы с Димой продолжали борьбу за выживание божьей твари. Потом опять появлялась Муся, с какой-нибудь своей игрушкой, говорила "я принесла ему своего мишку, чтобы ему не было грустно", и опять тянулась жалеть и гладить. Если учесть, что киска при этом яростно сопротивлялась попыткам себя накормить, а Седер надвигался с угрожающей быстротой, можно понять, насколько я была расположена организовывать детке стопятый по счету урок сострадания на живом материале. Когда Муся в очередной раз, пыхтя, полезла ко мне на колени (на которых извивался насильно насыщающийся котёнок) с известием, что она хочет пожалеть "эту такую полосатую киску", я грустно подняла на неё глаза и нежно попросила: деточка, пожалей лучше маму...

Меня пожалели. Муся нежно погладила меня по голове и поцеловала. Потом она попыталась поцеловать кота, но её перехватил Дима. Потом я массировала извивающемуся котёнку пузо, потому что вот-вот уже надо было начинать Седер, а мне было ясно, что пока ОНО не пописает, никакого Седера не будет. Юдит русским языком объяснила мне, что новорожденный котенок должен писать после каждой еды. Так как сам он этого сделать не может, его надо массировать - до тех пор, пока не пописает. А долго, спросила я, не веря собственному счастью. Ну я один раз двадцать минут массировала, честно ответила Юдит, но это, в общем, была уже крайность.

Я массировала. И ругалась. Потому что еще час назад я вообще не собиралась никого массировать. Потому что для меня взять в дом живую душу - это ответственность не меньше, чем завести ребёнка - и я просто не в состоянии одним рывком вместить в себя эту ответственность. Потому что у котёнка, даром что новорожденного, оказались ужасно острые коготки (теперь я знаю, что эта деталь у котят - врождённая), а еще он ужасно не хотел массироваться. Писать он тоже не хотел. Но это уже меня мало волновало: Юдит сказала "пописать", значит, пописать. Извини, мужик, так получилось. Что мужик, кстати, мы установили довольно быстро. Мужик, в натуре. Грамм сто так весом мужик. И орёт, не переставая.

Ругаясь на судьбу и мужика, я помнила, что рядом со мной находится ребёнок - следовательно, крепких выражений употреблять нельзя. Ну, у меня довольно богатый словарный запас, поэтому я обошлась и без крепких выражений. Хорошо так обошлась. Достаточно сказать, что в какой-то момент ко мне подошла Муся и весьма заинтересованно спросила:
- Мамочка, этого зверя зовут Серый Козёл?..

Седер мы провели, чего уж там. Когда-нибудь, в приватной беседе с Господом Богом, я попрошу у него прощения за этот Седер. Это было действо на грани последних сил всех присутствующих. Мы были усталыми, больными и никакими на полную катушку. Мы честно сделали всё, что от нас требовалось, и еще чуть-чуть. Мы провели всю церемонию и выпили четыре предписанных бокала вина, и еще один, дополнительный, непосредственно за трапезой. Этот дополнительный бокал мы подняли, произнеся не благословение, а тост. Тост был "за исход". Я давно не произносила ни один тост с такой истовостью. За исход, выпили мы и вздохнули хором. За исход. За благополучный исход. В пластмассовом ящике с высокими стенками спала шерстяная горсточка серых полосок. Полоски успели поесть, насытиться и таки-пописать. Затем полоски немного поурчали (оказывается, и этот механизм у них врождённый), после чего обняли лапками бутылку с горячей водой и заснули, до смешного похожие на уменьшенную копию кошки. Бутылку с горячей водой я для мягкости и тепла запихнула в свой носок. Мелкие полоски, обнявшие бутылку в носке, были самым неожиданным участником этого Седера. Правда, они всё проспали.

Моё огромное счастье заключается в том, что рядом со мной постоянно находятся удивительно хорошие люди. На следующий день в акцию по спасению юного льва включилась oguretz со своей подругой - кошатники-профессионалы и вообще декабристы, каких поискать. Я вызвонила их рано утром и нажаловалась на свою нечаяную радость. Они заверили меня по телефону, что без специальной еды котёнок немедленно загнётся, после чего поехали из своего (совершенно не близкого к моему) дома к какому-то своему другу, взяли у него ту самую кошачью "Формулу" и еще кучу кошьих мелочей, и как нефиг делать в середине праздничного и выходного дня привезли это всё через весь город ко мне в Ткоа. Я получила купленную некогда в Лондоне бутылочку с соской для новорожденных котят, ёршик для мойки этой бутылочки, лекарство "на случай, если начнёт отдавать концы" (в этом месте я слушала довольно напряженно, потому что не очень знала, что делать с котёнком и БЕЗ того, чтобы он начал отдавать концы), шприц для ввода этого лекарства ("если с ним что начнётся - быстро звони мне, и я тебе объясню, как его колоть", сказали мне, приведя меня в состояние, близкое к коматозному) и инструкцию по эксплуатации - нет, к сожалению, не котёнка, а только лекарства против отдачи им концов. В этом лекарстве, как мне сказали, содержится кошачья плацента. Судя по всему, оно потрясающее и призвано воскрешать из мёртвых. Когда буду отдавать концы, обязательно попробую и вколю себе порцайку. Не поможет, так хоть удовольствие получу.

В результате всех этих потрясений у нас дома продолжает сопеть в ящике комок полосок одна штука. Кошковеды определили, что на момент нахождения Димой существу было где-то четыре дня, соответственно, теперь ему их - дней - девять. В первую же ночь после его внедрения в дом мне приснилось, что он во сне задохнулся и умер, но в шесть утра он разбудил меня такими воплями, которых мёртвые котята явно не издают. На данный момент клиент совершенно жив, научился нормально сосать, регулярно питается "Формулой", подвергается массажу и клизмам (вследствие чего не только питается, но и выделяет из себя всё, что должен выделять) и урчит, как паровоз, после каждой кормежки. Мы еще не решили, что будем делать с ним после того, как выкормим - то ли оставим себе, чего уж там, то ли попытаемся найти хороших хозяев. Вопрос этот никого пока что особо не интересует. Живой - и слава Богу. Дышит - и спасибо. Говорят, их надо вытянуть до возраста трёх недель, потом они уже более жизнеспособные. Ну-ну.

В первый же котёнкин у нас день Вася подошёл к ящику с котёнком и сердито его понюхал. Я сделала стойку. Дима напрягся. Вася неодобрительно повёл головой и ушел жрать. Больше он пока интереса не проявлял. Зато интерес усиленно проявляет Муся, которая ежедневно горячо обсуждает со мной вопросы жизни бедной киски, у которой нет мамы и которая плачет, потому что кушать хочет. Брать котёнка на руки Мусе пока не разрешается (уж больно хрупкое существо этот котёнок, а хватка у крепкой двухлетней девочки, тьфу-тьфу, весьма сильная), поэтому она отрывается непрерывным поглаживанием и периодическими попытками похитить зверя из ящика на предмет полюбить. Я пока начеку.
А сегодня у этой типа кошки начали открываться глазки.
Subscribe

  • 22.03.2021

    Когда Муся еще была на командирских курсах, на их лагерь в пустыне напали бедуины. Зачем напали? А они воруют рюкзаки. Зачем воруют? Ну не знаю,…

  • Красим стену в бело-голубой

    Этим летом Мусю призвали в армию. Ей предстояло окончить курс молодого бойца, затем — командирские курсы, и отправиться командовать такими же…

  • ...не поговорили

    Русалочка, конечно, оказалась та еще птица, Но никто почему-то не вспоминает про принца! Пора было остепениться будущему королю - и тут он влюбился…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 118 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • 22.03.2021

    Когда Муся еще была на командирских курсах, на их лагерь в пустыне напали бедуины. Зачем напали? А они воруют рюкзаки. Зачем воруют? Ну не знаю,…

  • Красим стену в бело-голубой

    Этим летом Мусю призвали в армию. Ей предстояло окончить курс молодого бойца, затем — командирские курсы, и отправиться командовать такими же…

  • ...не поговорили

    Русалочка, конечно, оказалась та еще птица, Но никто почему-то не вспоминает про принца! Пора было остепениться будущему королю - и тут он влюбился…