Neivid (neivid) wrote,
Neivid
neivid

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Сказка, которой нет



мой белый бычок ты сегодня особенно белый
ты белою тенью живёшь в моей серой груди
не хочешь чего-нибудь делать сиди и не делай
а хочешь чего-нибудь сделать вставай и иди
мой белый бычок ты сегодня особенно грустный
а я как вода как беда как еда как всегда
мои идеалы пирог и картошка с капустой
твои идеалы поющая в небе звезда
мой белый бычок ты сегодня особенно старый
ты тысячи лет отдыхаешь на длинном пути
ты тихо мычишь над моей молчаливой гитарой
а я никуда не иду мне не надо идти
мой белый приятель с наивно надутой губою
тебя не спасает усталая мудрость моя
но я-то ведь знаю что молча иду за тобою
а ты и не знаешь что ты это я это я

Каждую весну начинается одно и то же. Каждую весну запах воздуха и времени года вонзается в кровь и не даёт дышать. Каждую весну мне видится в небе что-то такое, до чего - никак, а без чего – никуда. Я называю это состояние «кровь бродит», каждый год – одним и тем же надоевшим уже «кровь бродит». Когда хочется куда-то бежать, застыть на месте, взлететь в небо и одновременно застрелиться. Размах крыла равен объему легких. Лететь можно, пока не больно. Но так больно, что невозможно не лететь.

Я пытаюсь объяснить разным хорошим людям, «как у меня дела», но у меня ничего не получается объяснить. У меня кровь бродит. Первобытный еще даже не человек просыпается и требует от меня черт его знает, чего, бьёт хвостом, шевелит плавниками, шипит, щебечет, вытягивает слоновий хобот, и трубит, трубит, трубит. Весной в воздухе возникает что-то, что я очень остро, до боли, ощущаю, но не могу ни осознать, ни выразить. Никак. Ни через что. Ни через отношения, ни через работу, ни через слова. Я не понимаю, что это, но оно было всегда, каждую весну, во всех странах, в которых я оказывалась теми или иными вёснами, оно было всегда, оно было я и осталось – я, но мы не стали ни на шаг ближе.

Каждую весну я в очередной раз чувствую, что снова чего-то не могу. Если бы еще хотя бы понять, чего именно. Это больно, как запах мимозы. Если бы только больно. Каждую весну я в очередной раз чувствую, что что-то должна. Просто обязана. Вот сейчас, немедленно, сейчас. Только не знаю, что. Бежать? Бежать. Лететь? Лететь. Умереть? Умереть. Не для того, чтобы не быть, а для того, чтобы быть собой гораздо сильнее, нежели я могу, пока живая.

Каждую минуту проживаемой весны я что-то теряю. Потому что в каждую эту минуту я опять не сделала чего-то, что могла бы сделать, если бы знала – что. Сплошной траур: весна. Любое цветение означает, что оно вот-вот закончится. Любая весна не означает ничего, кроме того, что она – опять. Она опять и я опять. Размах крыла по-прежнему равен объёму легких. Я опять не могу летать, и это одна из причин, по которой у меня внутри болит что-то, не имеющее названия.

Когда-то, лет пять назад, я начала писать «Сказку про Белого Бычка». В этой сказке рассказывалась об одном юном Белом Бычке, который всегда хотел не того, что имел, а чего-нибудь другого. При этом как только он отказывался от, скажем, сена, в пользу, скажем, соломы, как ему тут же начинало хотеться того, от чего он отказался. Сидя дома, он хотел гулять, а находясь на улице – домой. Дружа с черной телкой, он мечтал о рыжей, но приходя к рыжей, с тоской вспоминал черную. Ему вечно было грустно и как-то не так, потому что он никак не мог найти место, где ему не будет хотеться вернуться туда, откуда он только что ушел.

Я так и не дописала эту сказку. Я просто не смогла придумать, как можно выручить бедного Бычка – а делать ему какую-нибудь гадость мне не хотелось: я суеверна. Каждую весну я вспоминаю своего Белого Бычка и его печальную историю. Каждую весну мне заново хочется придумать им обоим – ему и истории - какой-нибудь хороший выход из положения. Каждую весну я не задумываюсь, причем тут вообще мой Белый Бычок. Тем более, что он и не мой вовсе, так, давняя зарисовка с натуры. Да и ни при чём тут вообще Белый Бычок. Просто кровь бродит: опять весна.

Мой белый бычок, ты сегодня особенно белый. Ты белою тенью живёшь в моей серой груди. Не хочешь чего-нибудь делать, сиди и не делай. А хочешь чего-нибудь сделать – вставай и иди. Мой белый бычок, ты сегодня особенно грустный. А я – как вода, как беда, как еда, как всегда. Мои идеалы – пирог и картошка с капустой. Твои идеалы – поющая в небе звезда. Мой белый бычок, ты сегодня особенно старый. Ты тысячи лет отдыхаешь на длинном пути. Ты тихо мычишь над моей молчаливой гитарой, а я никуда не иду: мне не надо идти. Мой белый приятель, с наивно надутой губою! Тебя не спасает усталая мудрость моя. Но я-то ведь знаю, что молча иду за тобою. А ты и не знаешь, что ты – это я, это я.

Мой белый бычок, ты сегодня особенно белый. Ты белою тенью живёшь в моей серой груди. Не хочешь чего-нибудь делать, сиди и не делай. А хочешь чего-нибудь сделать – вставай и иди.
Subscribe

  • 22.03.2021

    Когда Муся еще была на командирских курсах, на их лагерь в пустыне напали бедуины. Зачем напали? А они воруют рюкзаки. Зачем воруют? Ну не знаю,…

  • Красим стену в бело-голубой

    Этим летом Мусю призвали в армию. Ей предстояло окончить курс молодого бойца, затем — командирские курсы, и отправиться командовать такими же…

  • ...не поговорили

    Русалочка, конечно, оказалась та еще птица, Но никто почему-то не вспоминает про принца! Пора было остепениться будущему королю - и тут он влюбился…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • 22.03.2021

    Когда Муся еще была на командирских курсах, на их лагерь в пустыне напали бедуины. Зачем напали? А они воруют рюкзаки. Зачем воруют? Ну не знаю,…

  • Красим стену в бело-голубой

    Этим летом Мусю призвали в армию. Ей предстояло окончить курс молодого бойца, затем — командирские курсы, и отправиться командовать такими же…

  • ...не поговорили

    Русалочка, конечно, оказалась та еще птица, Но никто почему-то не вспоминает про принца! Пора было остепениться будущему королю - и тут он влюбился…