Neivid (neivid) wrote,
Neivid
neivid

Categories:
  • Mood:
  • Music:

Конструктор "Мечта мизантропа". Мамтрица.

Я пришла к выводу, что человек устроен неправильно. Особенно женщина. Вот говорят - природа, грудь, идеальная форма для кормления, теплая, мягкая, удобно есть, удобно спать и т.д. Но это всё актуально только для выращивания очень маленькой детки, спокойной и тихой. А дальше начинается беспредел. Потому что эта мягкая и идеальная по форме и содержанию грудь абсолютно не приспособлена для того чтобы по ней стучали, например, ногами. Нет, не со зла, а от радости жизни и полноты бытия. А рёбра имеют свойство не любить, когда по ним с разбега скачут. А волосы, особенно если длинные, а на них кто-нибудь виснет, они... Короче. Мне кажется, в устройство под названием "мама" надо внести некоторые технические изменения. Спереди у мамы должен расти сплошной упругий щит, которому ничего не делается, когда по нему колотят хотя бы и головой. Щит должен защищать маму где-то до колен. Ниже можно шипы. На спине у мамы неплохо бы смотрелось седло, а в районе попы - батут. Тогда прыгающие по маме индивидуумы не ударялись бы о мамины твёрдые части, и не причиняли бы ущерба маминым мягким частям. Сидя в седле, на маме удобно ездить (всё равно ведь ездят!), а вот на шее необходимы такие ременные петли, чтобы в экстазе тягать за них, а не за саму шею. Спереди на шее нужна бибикалка. Чтоб уж всё сразу.

Вместо волос на маме дожны расти конфеты, которые можно безболезненно для мамы срывать в любое время, не отвлекая маму от её личной жизни. Вместо ушей маме не нужно ничего: уши ей всё равно, как правило, закладывает, а даже если нет - зачем маму лишний раз отвлекать? Да, конфеты вместо волос должны расти не так просто, а из дырочек в шлеме. Шлем же должен покрывать всю поверхность маминой головы. Во избежание. Ртов у мамы должно быть два. Пока из одного всё вытаскивают и исследуют любопытные до чужой еды детки, во второй она спокойно будет загружать своё пропитание - и перестанет вечно ходить полуголодной. Дальше. Рук маме достаточно четырёх-пяти, при условии, что их длина будет меняться в зависимости от того, что нужно достать. Так, например, руки должно хватать на то, чтобы, лёжа под одеялом в спальне, дотянуться до холодильника на кухне и достать оттуда йогурт - при этом второй рукой нежно обнимая отпрыска без риска задушить его в душевной хватке. Третья рука может тем временем сходить к соседям и взять у них майонеза на салат, а четвёртая - держать собаку за ошейник, дабы собака не сожрала соседского кота. После употребления руки лучше отстегивать и спать вообще без них, чтобы - если ребёночку ночью что-то понадобится - рука могла сходить и организовать ему требуемое, не будя при этом свою хозяйку. Глаз у мамы, ясное дело, тоже должно быть четыре - два там, где есть, и два на затылке. На затылке глаза нужны в основном для того, чтобы следить за чадом, прыгающем на мамбатуте. А то ведь мамбатут - вещь опасная, оттуда и свалиться недолго, если техникой безопасности пренебречь. Да, и еще можно пару глаз организовать на кончиках пальцев: чтобы если придется какой-нибудь деточке-пусечке дистанционно дать по шее, можно было точно знать, что деточка-пусечка - чужая. Ног маме вообще не нужно. Во-первых, ходить ей всё равно не требуется, пусть за неё всюду ходят руки. Во-вторых, двух ног явно недостаточно, а мама, твёрдо стоящая на четырёх - это уже чересчур экзотическое животное, к тому же вызывающее вполне определённые ассоциации. Поэтому лучше всего маме подойдут гусеницы типа танковых, позволяющие катиться с любой необходимой скоростью, прихватывать бесконечными руками по пути всё интересное, и не падать при наскакивании, напрыгивании и набегивании на маму любящих детей. Гусеничный ход - вообще удобная вещь, особенно когда в седле на спине сидит ребёнок. И по магазинам удобно ходить: ноги не устают.

А сзади к этой технически модернизированной маме нужно приделать ручку. Чтобы можно было за мамой идти и её везти, куда только детская душа попросит - дети же любят возить машинки, коляски и всякое такое. А она, идеальная мама, со щитом поперёк груди, с седлом на спине, с батутом на попе, с пятью длинными руками, с четырьмя глазами, в шлеме, без ушей и с гусеницами вместо ног, одной рукой покачивая коляску, другой неся восемь сумок, третьей выгуливая старшего сына в соседнем дворике, поедет себе неспешно, покуда дети везут её за ручку, и по дороге может журнал читать, или на спицах вязать. А может и спать себе тихонечко, покачиваясь на ходу - у мам, у них ведь всегда недосып.
Subscribe

  • Расскажи сыну своему

    Время вокруг осенних еврейских праздников еще называют «ужасные дни». У этого есть глубокие философские причины, но, если использовать слово «ужас» в…

  • "Старые и новые сказки" в Хайфе

    И тут я сообразила, что в ЖЖ об этом еще ничего не писала... Я сделала новую программу, под названием "Старые и новые сказки", по-прежнему с…

  • Их бин геки́мен

    Мой папа, Яков Григорьевич Райхер, урожденный Спиридонов, родился на чердаке. Его родители Райхеры, урожденные Спиридоновы, многое потеряли в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 49 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Расскажи сыну своему

    Время вокруг осенних еврейских праздников еще называют «ужасные дни». У этого есть глубокие философские причины, но, если использовать слово «ужас» в…

  • "Старые и новые сказки" в Хайфе

    И тут я сообразила, что в ЖЖ об этом еще ничего не писала... Я сделала новую программу, под названием "Старые и новые сказки", по-прежнему с…

  • Их бин геки́мен

    Мой папа, Яков Григорьевич Райхер, урожденный Спиридонов, родился на чердаке. Его родители Райхеры, урожденные Спиридоновы, многое потеряли в…