Neivid (neivid) wrote,
Neivid
neivid

Categories:
  • Mood:

Познавая мир, возлюби ближнего. И дальнего.

В последнее время хит сезона среди вариантов использования мамы - игры в палатке. Играть в палатке - это залезть вдвоём, Мусь и мам, в специальную детскую палатку, маленький такой цветной домик, и там заниматься неважно, чем. Важно, что сидим вместе, что "в домике", и что происходит интересное. С тем, что любое интересное, происходящее в палатке, куда интереснее, чем оно же происходящее снаружи, я не спорю. А чего тут спорить, так и есть. Только ноги затекают. Но я терплю.

Вот сидим вчера в палатке, играем. Уже рассказали штук шесть сказок (об этом я еще расскажу особо), уже поперекидывали друг другу всё, что можно, переходим к интеллектуальной деятельности. В палатке (и чего там только нет) обнаруживается набор карточек с картинками. Ладно. Муся быстро и не задумываясь делит карточки пополам, после чего выжидательно смотрит на меня: ну? Предлагаю:
- Давай будем по очереди давать друг другу по одной своей карточке, рассказывая, что на ней нарисовано!
Соглашается немедля:
- Да!

Начинаю. Вытягиваю одну из своих карточек, на ней нарисована бабочка. Рассказываю:
- Это - бабочка. Она умеет летать. У неё красивые крылья, она похожа на цветок. На!
Протягиваю карточку, Муся её берёт. Думает минуту. Вытаскивает одну карточку из своих. На карточке нарисована коробка, перевязанная лентой.
Быстро, скороговоркой:
- Это - подарок. Он не умеет летать. На!!!

Иногда игры в палатке переходят в весёлую потасовку, при которой полагается Муся щекотать и кувыркать. Как-то в процессе несильно хлопаю её ладонью по плечу. Поднимает голову, назидательно:
- Мамочка, меня нельзя бить! Я ведь животное!

Это сказались наши неустанные наставления о том, что котов и собаку ни бить, ни как бы то ни было мучать категорически нельзя - потому, что они животные. Ну ладно, не стала я её бить. Не очень-то и хотелось. Я, в конце концов, тоже животное. Вот начнёт опять запрыгивать на меня ногами - напомню ей об этом. Посмотрим, как она выкрутится.

Вообще, животные - неотъемлемая часть Мусиного мира. Часто приятная, а иногда - даже полезная: хотя бы в качестве примера. Сидим как-то дома, а на улице - проливной дождь. Обсуждаем, не пойти ли на горку (то есть на детскую площадку, где горки и весело). Муся - за то, чтобы пойти немедленно, я - за то, чтобы подождать, пока кончится дождь. Побеждаю я: у меня способность к убеждению пока что повыше. Муся, задумчивая, залезает на кресло у окна, отдёргивает занавеску и смотрит во двор. По двору как раз по каким-то своим неотложным делам пробегает серая мокрая Манефа. Муся - то ли мне, то ли сама себе, задумчиво:

- Киска бежит... Мокрая... Похоже, на горку пошла...

Рассказы самой себе (а так же тому, кто в тот момент рядом, но без специального к нему обращения) - любимое Мусино занятие. Комментирует она всё, что может осознать. Всё, что осознать не может, комментирует тем более.

Тащит через всю комнату стул, чтобы подставить его куда-то, куда без стула не достать. На стуле сидят друзья и спутники: поролоновый заяц и плюшевый котёнок. Муся раздумывает по ходу дела:
- Стул тяжелый... Стул очень тяжелый! А заяц легкий. И кот лёгкий. А папа? А папа - хороший!

Вещи могут стать предметом раздумий, точно так же, как животные или игрушки:

- Я кушаю, потому что у меня есть ротик. Кот кушает, потому что у него есть ротик. Кукла кушает, потому что у неё есть ротик. А кровать не кушает! Потому что у неё нет ротика! И она совсем не кушает. Никогда. Ну, может, только иногда кусочек хлеба маленький...

Сидит в ванночке и рассказывает о том, что видит. Видит саму себя. Поэтому сама о себе и рассказывает. При этом показывает:
- Ручки... Животик... Ножки... Головка... Волосы... Нос... Рот... Ой... Волосок... Волосок попал! Сними волосок! Всё, нет волоска. Есть ручки. Есть ножки. Есть коленки. Есть пальчики. Есть животик.

Доходит до груди, тычет туда пальцем, улыбается:
- А это - Таирочка!

Всё, всех идентифицировали, можно идти спать. Берёт с собой всех, кого надлежит уложить: куклу, другую куклу, мишку. Объясняет:
- Я буду спать, и куклы будут спать, и мишка тоже будет спать. Потому что если я буду спать, а все другие не будут спать, у меня утром будет плохое настроение!

Укладываем мишку, укладываем кукол, укладываемся сами, всех накрываем, всем желаем спокойной ночи. Все засыпают: сначала куклы, потом - мишка, потом - их хозяйка. В детской горит золотистый ночник и тихо сопит чей-то мелкий нос.
Можно не волноваться: все спят. Поэтому утром у нас у всех будет хорошее настроение.
Subscribe

  • Расскажи сыну своему

    Время вокруг осенних еврейских праздников еще называют «ужасные дни». У этого есть глубокие философские причины, но, если использовать слово «ужас» в…

  • "Старые и новые сказки" в Хайфе

    И тут я сообразила, что в ЖЖ об этом еще ничего не писала... Я сделала новую программу, под названием "Старые и новые сказки", по-прежнему с…

  • Их бин геки́мен

    Мой папа, Яков Григорьевич Райхер, урожденный Спиридонов, родился на чердаке. Его родители Райхеры, урожденные Спиридоновы, многое потеряли в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Расскажи сыну своему

    Время вокруг осенних еврейских праздников еще называют «ужасные дни». У этого есть глубокие философские причины, но, если использовать слово «ужас» в…

  • "Старые и новые сказки" в Хайфе

    И тут я сообразила, что в ЖЖ об этом еще ничего не писала... Я сделала новую программу, под названием "Старые и новые сказки", по-прежнему с…

  • Их бин геки́мен

    Мой папа, Яков Григорьевич Райхер, урожденный Спиридонов, родился на чердаке. Его родители Райхеры, урожденные Спиридоновы, многое потеряли в…