Neivid (neivid) wrote,
Neivid
neivid

О будущем и о прошлом. Пруд.

Митя маленький: Эрке до пояса, Майке - до плеча. Эрка и Майка с Митей дружат в основном по обязанности и привычке: соседи. Гораздо больше Эрка и Майка хотели бы дружить с Ольгой и Леной, потому что Ольга и Лена взрослые. Ольге двенадцать лет, Лене - одиннадцать с половиной, она еще выше, чем Ольга. Но у Ольги коса. До кончика косы Митя может достать, не вставая на цыпочки, такая длинная эта коса. И толстая. Как змея.

Змею Митя видел зимой в зоопарке. А сейчас лето, дача, зоопарка нет и надо чем-то заниматься. Эрка и Майка играют в куклы, Мите это неинтересно, ему интереснее было бы в прятки, но им надоело и они ушли со своими куклами к Эрке. Можно было бы тоже пойти к Эрке, но там злая Эркина мама, которая в глаза и за глаза Митю не любит и называет мелкий жид. Митя действительно некрупный, он до пояса рослой Эрке, но она ведь старше на год, и причем здесь жид? Бабушка сказала "какая гадость, зачем ты слушал", а можно подумать он мог не слушать, уши ему что ли затыкать. Эркину маму зовут Надя, она толстая, как слон, и Митя рисует кирпичом на стене дачи большой круг, а сверху на нём - маленький круг. Это Надя. В маленьком круге надо поместить жирный нос и красный рот, но круг слишком маленький и нос получается снаружи. Тоже ничего. Надо будет попросить Майку потом написать тут "это Надя", чтобы сразу было понятно, о ком речь. Митя не сомневается в своих художественных способностях, но на всякий случай лучше все-таки подписать. Майка тоже не любит Эркину маму, она напишет.

Правда, потом она наверняка расскажет Эрке, потому что Майка всё рассказывает Эрке, и это плохо и обидно, потому что Мите они рассказывают не всё. Они шепчутся и смеются, и у Мити потом долго болит сердце, потому что смеются они над ним. Это бабушка так говорит "болит сердце", Митя точно не знает, как это оно болит, как разбитая коленка, что ли? У него, когда Эрка и Майка над ним смеются, потом долго внутри так, как разбитая коленка. Наверное, это сердце. Лучше бы разбилась коленка, бабушка смазала бы её зеленкой, а потом подула бы и сказала бы ласковые слова, и всё бы прошло. Митя часто разбивает коленки, и бабушка всегда дует и всегда говорит ласковые слова, поэтому он особо не расстраивается. Поревёт для порядка, и успокаивается быстро, потому что после ласковых слов бабушка обычно достаёт пряник или конфету, и жизнь становится совсем сносной. Жаль только, что когда болит сердце, пряник или конфета не помогают, Митя пробовал. Он пришел к бабушке один раз и сказал "дай мне пряник, потому что Эрка опять рассказала Майке, как я вчера упал в лужу". Бабушка поняла и дала пряник, и Митя пряник съел, но сердце болеть не перестало.

Митя хотел бы дружить с Майкой вдвоём, без Эрки. Без Эрки Майка сразу перестает быть насмешливой, и с ней можно нормально разговаривать обо всём. Один раз Майкина мама уехала в город, а Майку оставили ночевать у Мити, и они спали в одной комнате. Бабушка принесла им молока с печеньем и велела спать, но они не спали, а играли в доктора. Митя никогда раньше не знал, что это такое, играть в доктора, это Майка знала и предложила. Он согласился, и они играли. Было щекотно, немножко страшно и жутко здорово. И Митя рассказал Майке про ту тётю, которая подходила к нему на юге и гладила его по голове и не только по голове, и как это всё было. Митя никому про это не рассказывал, даже бабушке, потому что было почему-то стыдно, а Майке рассказал, хотя тоже было стыдно, но ведь если уже они играли в доктора, значит, можно. У Майки оказались белые трусы в цветочек, и Митя это запомнил. А потом Майка все рассказала Эрке, а Эрка долго дразнила Митю разными плохими словами, и Митя бегал в деревянный туалет за домом и там плакал. В другом месте плакать было нельзя, потому что Митя - мальчик. Эрка ревёт где попало, но ей можно, а Мите нельзя. Если бы Эрка не была такая вредная, Митя бы с ней тоже дружил, но тогда без Майки. С девчонками втроем дружить невозможно: они обязательно начинают сговариваться и смеяться. Митя не любит, когда сговариваются и смеются. Он рисует на стене две рожицы, это Эрка и Майка. Рожицы выходят непохожими, но это даже хорошо: не будут смеяться.

- Привет! - говорит Ольга, она из-за спины подошла.
- Привет, - говорит Митя и смотрит на Ольгину косу, которая как змея.
- Хочешь с нами пойти на пруд? - спрашивает Ольга.
- Хочу, - отвечает Митя, не успев подумать, с кем это с нами. - А с кем это "с нами"?
- Со мной и с Леной, - Ольга кивает на дорогу, там стоит Лена в желтом сарафане.

Желтый сарафан Мите нравится, он такой пышный и Лена в нем похожа на желтую бабочку.

- А Эрка и Майка тоже пойдут, - спрашивает Митя, и загадывает, чтобы нет.
- Нет, - отвечает Ольга, - нет, мы только тебя зовём.

Митя удивляется, что Ольга и Лена не зовут Эрку, которая вообще-то Ольгина сестра, и её подругу Майку, но он так счастлив, что ему все равно.

- Бабушка, мы на пруд! - кричит он в сторону дачи, и вскакивает. - Пошли!

Они идут, и Ольга с Леной всю дорогу разговаривают с Митей. До пруда далеко, надо пройти через рощу и мимо палатки, они проходят, и все, кто стоит возле палатки, видят, как Митя идет на пруд с большими Ольгой и Леной. Митя рассказывает им, как в прошлом году ловил жука, и они не перебивают. Потом Лена рассказывает про свою школу, а Ольга с Митей слушают, потом Ольга тоже что-то начинает рассказывать, но тут уже начинается пруд, и Ольга замолкает.

Пруд старый, заросший ряской и тиной. Он внизу, а над ним - обрыв и деревья со всех сторон. Деревья черные и страшные, почему-то тут, возле пруда, на них никогда нет листьев. Пруд большой и, говорят, глубокий, Митя боится в него даже заглядывать. Чтобы в него заглянуть, нужно нагнуться над обрывом, и тогда черные деревья отразятся в зеленой воде.

- А давай Митю в пруд бросим, - предлагает Ольга.
- Давай, - соглашается Лена, и на Митю смотрит: что он скажет.

Митя сразу верит, что вот его сейчас бросят в пруд, но надеется, что это они шутят.

- Это вы шутите? - спрашивает он на всякий случай, глядя на Ольгу с Леной снизу вверх.
- Нет, не шутим, - говорит Лена и берет Митю на руки. - Сейчас раскачаем и бросим. Ух ты, какой легкий.

Митя знает, что он легкий: бабушка его часто на руки берет. Но Лена и Ольга его на руки никогда не брали, видимо, потому, что они никогда не хотели бросить его в пруд. Лена поднимает Митю и держит его за руки, а Ольга берет за ноги. Он смотрит над собой и видит черные ветки деревьев, а на их фоне - Ольгу и Лену. Ольга и Лена ужасно большие и очень высокие. Митя вырывается, но они держат его крепко, у них большие сильные руки, ветки качаются над их головами. Митя понимает, что вот сейчас его правда бросят в пруд, ему становится так страшно, как никогда в жизни, и он начинает плакать. Он мальчик, и плакать ему нельзя, но уже все равно, потому что после того, как его бросят в пруд, он уже больше не будет мальчиком. Вообще никем не будет.

- Не надо меня бросать в пруд, пожалуйста! - от слез слова получаются нечленораздельными, и Лена с Ольгой их, наверное, не понимают, - не надо! Митя глотает слёзы, чтобы говорить четче, и кричит так громко, как только может:
- Нееееет! Не хочу! Оленька, Леночка, ну пожалуйста, ну не надо!

Ух! Ух! Ух! - раскачивают Митю четыре руки, и черные ветви деревьев качаются над его головой. Черные ветви перед глазами, черная вода с зеленой ряской скачет внизу, черные кусты перед водой прыгают в тряске. Ух, ух, ух! Митя все еще кричит, но какая-то часть его сознания уже не слышит собственных криков, а просто смотрит на это качание веток и воды, и качается вместе с ними. Маленький куст дрожит у самого пруда. Каждый раз, встречаясь с ним глазами, Митя зажмуривается, но потом снова открывает глаза. Ух! Ух! Ух! Он перестаёт плакать совсем и только тихо стонет.

- Ладно, хватит, - говорит Ольга и отпускает Митины ноги на траву.

Лена еще какое-то время держит его за руки, потом тоже отпускает. Трава мягкая, она лежит прямо на земле и никуда не качается. Митя лежит на траве и смотрит в небо. Если смотреть прямо вверх, видны два белых облака.

- Митя, вставай, - говорит Ольга и поправляет косу. - Ты нас уговорил, мы не будем бросать тебя в пруд. Пошли домой.

Она подаёт Мите руку и ведёт за собой. Вторую руку Мите подаёт Лена. Он берёт их обеих за руки, и идёт между ними. В эту ночь, и во все следующие ночи до конца лета ему будут сниться черные качающиеся ветки, и он будет громко кричать, пугая бабушку и маму. А потом он уедет в город, где больше ни разу в жизни не вспомнит, как на даче ходил на пруд с Ольгой и Леной. Но пока они втроём снова проходят возле палатки, и все, кто там стоит, опять видят, как большие Ольга и Лена ведут Митю за две руки. Возле Митиного дома их встречает Эрка.

- А где это вы были, - спрашивает она, и видно, что ей заранее завидно.
- Да так, на пруд ходили, - отвечает Ольга, и косится на Митю. - Гуляли.
- Ага, гуляли - солидно подтверждает Митя и смотрит на Эрку свысока.
Subscribe

  • 22.03.2021

    Когда Муся еще была на командирских курсах, на их лагерь в пустыне напали бедуины. Зачем напали? А они воруют рюкзаки. Зачем воруют? Ну не знаю,…

  • Красим стену в бело-голубой

    Этим летом Мусю призвали в армию. Ей предстояло окончить курс молодого бойца, затем — командирские курсы, и отправиться командовать такими же…

  • ...не поговорили

    Русалочка, конечно, оказалась та еще птица, Но никто почему-то не вспоминает про принца! Пора было остепениться будущему королю - и тут он влюбился…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments

  • 22.03.2021

    Когда Муся еще была на командирских курсах, на их лагерь в пустыне напали бедуины. Зачем напали? А они воруют рюкзаки. Зачем воруют? Ну не знаю,…

  • Красим стену в бело-голубой

    Этим летом Мусю призвали в армию. Ей предстояло окончить курс молодого бойца, затем — командирские курсы, и отправиться командовать такими же…

  • ...не поговорили

    Русалочка, конечно, оказалась та еще птица, Но никто почему-то не вспоминает про принца! Пора было остепениться будущему королю - и тут он влюбился…