Neivid (neivid) wrote,
Neivid
neivid

Незаконные сказки. Улица Оз.

- Смотри-ка, а Эдит, оказывается, живёт совсем рядом с нами. На улице Оз. Смешно.
- Конечно, на улице Оз, она всегда там жила.
- Фью-у-! Ты-то откуда знаешь? У тебя что, есть адрес Эдит?
- Теперь нет. А когда-то был. Давно, раньше.

Слукавила. Это не у меня, это у тебя был адрес Эдит - давно, раньше. А я - я рылась в твоей памяти, как в шкатулке, и выудила его оттуда, выудила скорее из зависти, чем от ревности, выудила просто для того, чтобы его больше не было - там, у тебя. Вот ты и удивляешься теперь, узнавая - хм, смотри-ка, а Эдит, оказывается, живёт на улице Оз. Конечно, живёт. Надо же ей где-то жить.

Эдит - ерунда, мелочь, иголка на ёлке. Если бы не свободное время и не чешущиеся руки, я бы вообще про неё забыла. Ну, гуляла разок в тесноте твоей головы, ну, нашла там Эдит, ну, стянула - с кем не бывает. В списке моих пред тобой прегрешений Эдит занимает настолько не главное место, что - а какая тебе, собственно, разница, где она живёт? Ты же не собираешься... нет, нет, не собираешься, я уверена. Тем более, что у тебя и причины особой нет - причину я стащила вместе с адресом, тоже на всякий случай.

Я - запасливая сорока. У меня там, в ты в жизни не найдешь где, лежит многое из того, что мне знать, в принципе, не положено. Там лежит твой страх ранней старости и скорбь о невозможности выбора. Там детские дневники М. - ты даже предположить не можешь, насколько мало места заняли ваши тайны. Там вся В. целиком - ну, ты понимаешь, этого я никак не могла оставить. Там твоя мама. Нет-нет, не вся - только тот случай , когда она должна была вернуться вечером, а вернулась - утром, и ты всю ночь прождал её, сидя на подоконнике, а потом она всё-таки вернулась, и тогда твой отец - а потом ты удивляешься, что только со мной перестал заикаться. Конечно, перестал, ведь если бы не тот случай, то ты бы вообще никогда не заикался. Ну так я его забрала, зачем он тебе. Всё хорошо, и твоя мама осталась у тебя в памяти белой и пушистой, как ангорский кролик.

Я осторожна. О, я очень осторожна. Только ночью, только в полной тишине, только в бархатных перчатках и только на цыпочках, почти на пуантах. Ты не думал, отчего тебе вечно снятся такие хорошие сны - а это просто я тихо копаюсь у тебя в голове, одновременно гладя тебя по ней. Это мы оставим, это мы отбросим, это мы сопрём. Мне виднее, прости.

Да ладно, я давно не прикрываюсь исключительно твоим счастьем или чем-нибудь в этом роде. Тот фокус с мамой оказался удачным решением, согласна, но я действовала скорее по наитию, нежели по сознательному расчёту. Искала я вообще другое, это как раз был тот период, когда я по капельке, по копеечке, по кусочку выуживала из тебя В. Ты даже не представляешь, насколько это было сложно. Оказывается, она там была всюду, просто уму непостижимо, включая, ты будешь смеяться, кулинарные предпочтения и чуть ли не эдипов комплекс - ну да, там я и напоролась на маму, случайно. И достала всё сразу, вместе с эдиповым комплексом и прочей дурью. Они тебе также не нужна, как и В. Я так считаю.

Сначала это было просто забавой, потом стало делом, потом превратилось в смысл. Дни не имеют значения, ты зря мне рассказываешь про свои дела, я всё равно ничего не слушаю. Я жду ночи, вот когда я всё узнаю, по-своему, без твоих идиотских фильтров, попыток выдать желаемое за действительное, манипуляций и прочего бреда. Спи себе тихо, потом проснёшься, и будешь улыбаться, как всегда по утрам. Ты всегда по утрам улыбаешься - видимо, потому, что каждое утро тебе становится чуточку легче жить.

Забавно знаешь что? Раньше я могла за один раз унести только одну вещь, максимум - две, если нетяжелых, а больше одного раза в одну ночь я боялась тебя тревожить. А сейчас я стала гораздо искусней, я могу вытащить из тебя сколько угодно разных событий и фактов, вот как воруют фрукты из соседского сада - распихивая в карманы и за пазуху, чтобы руки были свободны перелезать через забор. С каждым разом я тащу всё больше и больше, с каждым разом ты становишься всё спокойнее и веселее, с каждым разом я всё более и более азартна. Когда-нибудь я разовью свои гибкие пальцы настолько, что сумею извлечь из тебя всё, абсолютно всё - и твоя голова станет пустой и легкой, как воздушный шар.

Ты проснёшься утром и будешь смотреть на мир чистыми глазами идиота без прошлого, проблем и воспоминаний. Ты проснёшься и обнаружишь, что твоя жизнь, казавшаяся тебе такой длинной и сложной, только началась, и она проще, чем детский рисунок. Ты проснёшься и увидишь, что за ночь остался один - потому что под утро, оставив тебя, наконец, в покое, я тихо ушла насовсем из твоей обновлённой жизни, забрав всё то, без чего ты остался. Ну сам посуди, зачем мне пустоголовый ты?

Но страдать по мне ты не будешь нисколько - ведь, будучи милосердной, я прихвачу с собой и всю твою память о себе самой.
Subscribe

  • "Старые и новые сказки" в Тель-Авиве

    Дорогие люди! Как я и обещала, в четверг 25 ноября я покажу свою новую программу в Тель-Авиве. Программа по-прежнему называется "Старые и новые…

  • Окрошка осени

    Стоило мне отвлечься от королевы, как она немедленно умерла. Да не эта, не нынешняя. Королева-мать. Королева-мать умерла в две тысячи втором, в сто…

  • Пародия

    Наш возраст — нескончаемый театр с анализами в качестве оваций. У нас вчера свихнулся психиатр: сказал, что надоело притворяться. Мне в парке…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • "Старые и новые сказки" в Тель-Авиве

    Дорогие люди! Как я и обещала, в четверг 25 ноября я покажу свою новую программу в Тель-Авиве. Программа по-прежнему называется "Старые и новые…

  • Окрошка осени

    Стоило мне отвлечься от королевы, как она немедленно умерла. Да не эта, не нынешняя. Королева-мать. Королева-мать умерла в две тысячи втором, в сто…

  • Пародия

    Наш возраст — нескончаемый театр с анализами в качестве оваций. У нас вчера свихнулся психиатр: сказал, что надоело притворяться. Мне в парке…