Neivid (neivid) wrote,
Neivid
neivid

  • Mood:
  • Music:

Аве Муся тёмной ночью!

Ну вот, можно себя поздравить. Ребёнок вырос. Началась расстановка политических сил, борьба за власть, дебаты и поиск консенсуса. Боюсь, теперь мы всю жизнь так и проведем за этими полезными занятиями. Впрочем, это лучше, чем воевать.

Сегодня в час ночи Муся проснулась и объяснила, что спать она больше не хочет. То есть она бы, может, и поспала, но только при условии, что я возьму её к себе в постель и лягу с ней туда же. Вот тогда - пожалуйста. А одна у себя в кровати, или в нашей кровати, но только с папой, без меня - фигушки. Пусть враги мои так спят, а я буду хныть, вставать, убегать и бродить по дому, исполняя плач малютки привидения.

Я бы с удовольствием выполнила все требования и легла в постель в обнимку со сладкой крошкой, но проблема в том, что я в час ночи еще не ложусь. Ну, дела у меня еще есть в час ночи! После трех-четырех она и так каждую ночь перебирается к нам и спит с нами до утра. Но после трех-четырех мы и сами спим! А в час - еще нет. А без нас (то есть без конкретно меня) она и у нас спать не согласна. Я, мол, сплю только тогда, когда все. А когда не все, я не сплю. Я ходючу и канючу. Утоли моя печаль.

Сначала я сцепила зубы и таки-легла. Легла, придавила сладкую крошку своим авторитетом и стала тупо ждать, когда она уснет (и можно будет тихо-тихо уползти за компьютер). Крошка усыпать не собиралась. Она лежала под моими теплыми руками, перебирала пальчиками, дрыгала ножками и время от времени говорила что-то типа "ого!". Так прошло минут пятнадцать. Я озверела. Мало того, что у меня есть дела, а я лежу. Мало того, что я лежу, а она не спит. Мало того, что она не просто не спит, а явно издевается. Но я ведь тоже не железная! Если меня, пусть и всего только в час ночи, положить под теплое одеяло в темноте, я засну! Причем гораздо быстрее, чем клиент! А неотложные дела за меня кто делать будет?

Четко осознавая, что неотложные дела за меня не будет делать никто, я дождалась, пока дрыганье ножками перешло из активной фазы в хроническую (и все это время в моем усталом мозгу носились нервно-паралитические мысли из серии "вот это кажется и называется моё время мне не принадлежит ну ничего себе зараза"), и тихо встала. На меня с любопытством уставились два блестящих серых глаза. Муся, проникновенно сказала я.

Муся! Я иду работать. Я должна пойти работать. Ты извини, я все понимаю, но мне НУЖНО пойти работать. Хочешь - пойдем со мной. Хочешь - спи тут. Хочешь - делай что хочешь. Но мне пора. С этими словами я мягко встала и решительно ушла. За мной немедленно пошлепали маленькие ножки. Муся проявилась в кабинете двумя минутами позже меня (она задержалась по дороге чуть-чуть покатать машинку) и воздела ручки, призывая взять её немедленно. Одна из ручек указывала в сторону нашей кровати. У, сказала Муся. Понимаю, сказала я. Но если ты хочешь лежать в кровати - тебе придется обойтись без меня. Э, возмутилась Муся. Тогда залезай, пригласила я.

Усталое, но не сдавшееся дитя залезло ко мне на колени и мягко на них осело. Я просунула руки под бархатные пижамные мышки и дотянулась до клавиш. Муся покачала головой. Надо, сказала я железным тоном. Муся вздохнула.

Дальнейшая картина представляла собой нечто среднее между семейной идиллией и кошмаром педиатра. Темнота. Два часа ночи. За компьютером сижу я и деловито стучу по клавишам. На моих коленях сидит Муся и серьезно смотрит в экран. Она бы уже, может, и поспала, но без меня не хочет. Я бы уже, может, тоже поспала, но пока не могу. Мы бы все занялись чем-нибудь другим, но не дано. Зато у нас консенсус и всем хорошо.

Робкие голоса внутри моей бесшабашной сути тихо перекликаются, не мешая никому. "Надо спать", "не надо спать", "не могу всё отменить", "надо всё отменить" сменяют друг друга и уползают в тени. Муся сопит и таращит глаза на бегущие буквы. Клавиши уже не стучат - шуршат мышино. Сейчас мы все закончим и пойдём спать. Сейчас пойдём. Сейчааааааа пойдёооооо...

Муся оползает на моих коленях. Я щурюсь и долблю мимо букв. Знакомый фонарь светит в окно и неодобрительно качает головой, поливая мои усталые руки старческим желтым светом.
Subscribe

  • Расскажи сыну своему

    Время вокруг осенних еврейских праздников еще называют «ужасные дни». У этого есть глубокие философские причины, но, если использовать слово «ужас» в…

  • "Старые и новые сказки" в Хайфе

    И тут я сообразила, что в ЖЖ об этом еще ничего не писала... Я сделала новую программу, под названием "Старые и новые сказки", по-прежнему с…

  • Их бин геки́мен

    Мой папа, Яков Григорьевич Райхер, урожденный Спиридонов, родился на чердаке. Его родители Райхеры, урожденные Спиридоновы, многое потеряли в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments

  • Расскажи сыну своему

    Время вокруг осенних еврейских праздников еще называют «ужасные дни». У этого есть глубокие философские причины, но, если использовать слово «ужас» в…

  • "Старые и новые сказки" в Хайфе

    И тут я сообразила, что в ЖЖ об этом еще ничего не писала... Я сделала новую программу, под названием "Старые и новые сказки", по-прежнему с…

  • Их бин геки́мен

    Мой папа, Яков Григорьевич Райхер, урожденный Спиридонов, родился на чердаке. Его родители Райхеры, урожденные Спиридоновы, многое потеряли в…