спокойный

Запах мяты

- Мама, - говорит Роми, - как я хочу куда-нибудь поехать. Я ужасно хочу куда-нибудь поехать! Возьми меня с собой!
- Я, - говорю, - еду в аптеку. Ты уверена, что хочешь туда поехать?
- Я куда угодно хочу поехать! Хоть на кладбище!

Заверила ее, что в этом смысле нет проблемы: на кладбище даже в самый суровый карантин можно поехать. Но только один раз. Потом подумала, что можно и не один. Но промолчала.

По понятным причинам, мы сейчас не особо куда-то ездим, зато все время куда-нибудь ходим. Ходили в пустыню за домом, есть блинчики и смотреть на закат (блинчики принесли с собой, закат давали прямо там), ходили туда же есть салат и встречать восход. Придумали качаться на качелях под музыку, а потом, в силу обстоятельств, способы объяснять прохожим, что мы не сумасшедшие. Пекли творожную запеканку, пряники, печенье и шоколадный торт. Залезали на крышу и там рисовали, а потом рисовали в пустыне. Все лето прыгали на батуте, в итоге батут сломался (в психологии это называется «проективная диагностика»). А, еще у нас родилось пять котят.

Точнее, пять котят родилось не у нас. Пять котят родились у скандальной дикой кошки, которая выбрала задворки нашего идиотского дома в качестве самого безопасного места на свете. Выбрала, родила пятерых, удостоверилась, что это оценили, и свалила в закат. Мы даже не успели обсудить, что хорошо бы ее стерилизовать. Мы моргнуть не успели, как у нас на руках оказалась колбасная эмиграция.

Колбасная эмиграция состояла из трех практически одинаковых белых клопов с рыжими пятнами, одного клопа побольше, рыжего с белыми, и пестрой черепаховой девицы с трогательным персиковым жабо. Мы так и не смогли придумать, что с ними делать — дома живут две толстых кошачьих тетки, Муха и Фаня, и ладно еще Муха (хотя и ее не назовешь хлебосольной), но Фаня — когтистая истеричка. Людей переносит с трудом, животных вообще не переносит и всегда готова драть на тряпки. Устраивает хай даже при виде лягушки. Черную доброжелательную Муху мы ей как-то по молодости втюхали, но пятикратное усыновление — это примерно как уговорить Сирию, что ей необходимо присоединить к себе Израиль. Не вариант.

Поэтому в саду у нас теперь столуется пятиголовый дракончик. Подходишь к дому — дракончик поднимает головы и принимается орать. Разбегается в пять сторон одновременно, потому что очень страшно, лезет на ручки, потому что очень интересно, и непрерывно пищит, потому что очень хочется кушать. Раньше, когда мы с Димой ходили гулять по поселку, нас интеллигентно сопровождала одна кошка, реже две. Теперь за нами пытается увязаться разом вся шобла-ёбла: два нормальных кота и пять действующих моделей кошки размером с крысу. Мы фырчим и вообще они не наши. Оборачиваемся — идут, задрав хвосты. Мы налево — они налево. Мы направо — они направо. Нас тут сожгут на костре когда-нибудь.

(Если учесть, что гуляем мы с Димой обычно в три часа ночи, Дима временами из-за болей в ноге опирается на трость, а одна из взрослых кошек, как я уже сказала, черная… Точно сожгут).

А ведь есть еще Карантиний и Катерина. Карантиний — мята. В марте мы с Романом спасли его из продуктовой лавки, где он трудолюбиво загибался в углу. Регулярный полив, хорошее отношение и изначальное отсутствие пятерых котят добавили Карантинию длинный толстый побег, обсыпанный мелкими листьями, но не добавили оптимизма. Отчаявшись дождаться от Карантиния приличного урожая, мы с тем же Романом надыбали крупную, здоровую Катерину. Катерина — совсем другой коленкор. Раскидистая, ярко-зеленая, охотно растет во все концы и по любому поводу нервно пахнет мятой. Наличие пятерых котят заставляет Катерину нервничать практически непрерывно, поэтому в саду теперь постоянно пахнет мятой.

Когда меня спрашивают «как вы справляетесь?», мне хочется ответить: я не справляюсь. Я по любому поводу нервно пахну мятой. Земля стала плоской, вот в чем штука. Раньше мы жили на круглой земле, и горизонт удалялся по мере нашего приближения. А сейчас по земле можно ходить направо и налево, ездить взад-вперед и гулять в три часа ночи. Оглянешься — а за тобой никого. Только эти, с хвостом. Хорошо не с хворостом пока.

Прислали смешную картинку, там окошко кухонной вытяжки приклеено к стенке при помощи женских прокладок. И подпись: «держит, как липкая лента». Но я картинку сразу не разглядела, а надпись сходу неправильно прочитала. Мне показалось, там написано: «Держись, как липкая лента!». Призыв, в смысле, такой, для всех для нас.

А когда-то мне рассказали, как группа чешских коневодов демонтировала осенью временную летнюю конюшню, и одна из дам безнадежно пыталась чего-то там развинтить. Крутила, шатала, дергала, а штука не поддавалась. Дама отчаялась и в сердцах сказала, зовя на помощь: «Сил моих нет! Держится, как жидовская вера!». Ничего обидного, жидовский по-чешски — это просто еврейский. Имеется в виду, крепко стоит, не расшатать. Ну вот так мы и держимся нынче: как липкая лента и как жидовская вера.

У липкой ленты выбора нет - как прибили, так и держится. Что же касается жидовской веры, на ее веку творилось такое, что при мысли об этом перед внутренним взором удивленно округляется земля. Возможно, на это нам сейчас и пытаются намекать? Возможно, весь наш нынешний кризис очевидности — скрытая реклама жидовской веры. Спонсором выступает, так сказать, отец-основатель. Хотите, говорит, развиваться? Вылезайте из своей евклидовой геометрии. А иначе так и живите, липкой лентой приклеены к плоской земле.

Вот котята умеют вылезать из евклидовой геометрии. Куда бы ты ни пришел, они неизменно обнаруживаются именно там. И здесь тоже. Как здесь, только что были там? Были, и до сих пор там. А также здесь. И тут. Не сядь на кота. Не наступи на кота. Не впускай кота. Закрой окно, а то коты пролезут. Теперь открой и выпусти кота.

Крупный рыжик не боится вообще ни хрена, к нам овчарка в гости зашла, так он ей полез прямо в морду, овчарка им чуть не подавилась от изумления. Хулиганские носатые близнецы внешне неотличимы, рыжие пятна по белой шкуре, мозгов им пока не завезли, зато урчалка громче всех. Черепаховая девочка такая хорошенькая стала, что я начинаю подумывать, не снять ли ей квартиру тайком от Фани. И самый маленький, самый слабый, мы первое время кормили его отдельно, иначе он оставался голодным и горько плакал. Похоже, у них там в принтере кончалась рыжая краска, и вот, на последнего её почти не осталось. Так, пара пятен на белой спинке.

Роми спросила в чате четвертого класса: кто-нибудь хочет котенка? У нас их пять! Ее одноклассница тут же откликнулась: на продажу?
Эх, говорю, Роман. Упустили мы свой шанс разбогатеть.

Мы много чего в этом году упустили. Упустили весну, лето, осень и заграницу. Упустили отпуск, превратив его в утпуск. Столько всего превратилось в утпуск, даже глобус. И жизнь бесконечно пахнет мятой: Катерина нервничает что ни день.

Я кладу в рот конфету, надеваю очки для плаванья, включаю тяжелый рок, вытряхиваю за дверь двух котят и начинаю резать лук. Лук плачет горькими слезами, конфета тает сладким соком, очки потеют, оркестр гремит басами, котята лезут обратно, Фаня рычит утробным басом, вместо кладбища решено поехать на море — благо, открыли. Никому котята не нужны случайно? Родились под хорошим домом, ведут свой род от царя Гороха, воспитаны твердо в жидовской вере. Держатся за жизнь как липкая лента и урчат при любых обстоятельствах. Если считать их проективной диагностикой, то дела у нас, в общем, еще ничего.
me

Ссылка на запись программы "Так получилось"

Для тех, кто хотел, но не успел! Вот ссылка на запись концерта в Ашдоде, который мы транслировали из Мюнхена (да, мне тоже нравится, как это звучит). Запись размеченная, есть содержание вечера и можно, по желанию, "перепрыгнуть" к любому тексту или музыкальному номеру. Все это сделал Анатолий Брук, который почему-то считает, что успех вечера с ним особо и не связан (отлично мы бы посидели в тишине без записи, ага).

Первое отделение:
https://www.youtube.com/watch?v=pSzMcVT8vxU&feature=youtu.be&fbclid=IwAR35ljbFGbnbGGENrC6gVEO5E_hzt9LhmsVLGgmDXRvww4Iqx2SZbjFVTyA

Второе отделение:
https://www.youtube.com/watch?v=UT1S22ylGPI&feature=youtu.be&fbclid=IwAR3QtQ9xKdVwc8rw31vLWZSisgr3Or24puXWsM8-kaguaajEuUAcxdDVQA

Между прочим. Десятки людей бесстрашно включили камеру и впустили меня к себе домой. Показали диваны, книги, столы, кое-где даже детей и прочую симпатичную фауну. Типа, привет, мы дома, заходи! Знаете, есть такие приметы времени, которые будто трогают за сердце мягкой лапой.

Еще раз спасибо клубу "Город" и всем, кто пришел, участвовал, слушал и принимал меня в гостях. Вит Гуткин, тебя здорово не хватало. В будущем году - в отстроенном Иерусалиме, идет?

P.S. В фейсбуке вокруг этого концерта шумно и людно, как в фойе кинотеатра, а тут тишина как в морге в библиотеке. Но я видела комментарии во время зума: пожалуйста, не уходите из жж, тут есть еще люди! Так вот. Не уйду. Тут есть еще люди, верно. Мы.
me

(no subject)

А вот обещанная ссылка (взято с сайта GOROD):

Итак! GORODская СРЕДа
Сегодня, 18 июня 2020!
19:00 (время немецкое) Виктория Райхер (#neivid) и Вит Гуткин (гитара).
Концерт-квартирник «Так получилось»
И потом (с 20.30) живой разговор в зуме.
ютуб: https://youtu.be/0qJSrn77tKY
зум: Topic: GORODская Среда
https://us02web.zoom.us/j/83266691365...
Meeting ID: 832 6669 1365
Password: 42
ваш @gorod.de
me

"Так получилось" в Мюнхене... но не только

Как-то все соскучились друг по другу. Как писал когда-то совсем из других мест Варлам Шаламов, повидаться надо бы - да нельзя, нельзя... Но немножко все-таки можно: мюнхенский клуб "Город" с самого начала карантина проводит онлайн-трансляции записей известных концертов, а после них - зум-встречи с авторами и исполнителями. Завтра, в четверг 18.06, там будет трансляция записи нашего с Витом выступления в Ашдоде с программой "Так получилось" (еще раз спасибо "Квартирнику на 17-м" и лично Ире Дашута и Рону Фишману за тот чудесный вечер), а после трансляции - моя зум-встреча со зрителями. Вит, к сожалению, будет присутствовать только на символическом уровне, но он поклялся, что мысленно с нами.

На встрече я почитаю что-нибудь из того, что не вошло в программу, поговорю с ведущим Львом Миркиным, отвечу на вопросы - его и тех, кто придет. Начало трансляции - в 19:00 по Германии. То есть восемь вечера по Израилю и России (нормально), час дня по Нью-йорку и Вашингтону (тоже ничего), десять утра по Калифорнии (люди, простите, я не нарочно!), в Петропавловске-Камчатском (а вот и не угадали) - пять утра. Ладно, туда я когда-нибудь приеду лично, и пусть весь мир подождет. Зум-встреча - через полтора часа после начала трансляции, то есть сразу после ее конца. Жители Петропавловска-Камчатского как раз проснутся.

Ссылка на ивент в фейсбуке: https://www.facebook.com/events/266491584692337/

Ссылки на трансляцию и на зум будут завтра, устроители традиционно выкладывают их в день мероприятия, а я продублирую здесь. Встреча полностью бесплатная, для всех: клуб "Город" не зарабатывает на этом денег. Зато зарабатывает то, что гораздо дороже, на мой взгляд.
спокойный

Фотоальбом 2

Пусть оно будет маленьким. 
С корабликом, с шариком, 
с черничным следом на синем поле, 
и ничего боле. 
Пусть окажется мальчиком. 
Страницей, журнальчиком, 
Погони, заборы, костры, крапива, жасмин. 
Весь мир. 
Или пусть будет девочкой. 
Снегурочкой, веточкой. 
Салочки, прятки, печенье, секреты, сирень. 
Трень-брень. 
Только не надо, чтобы оно стало павшим, 
никем не ставшим. 
Не дай бог, чтобы было бывшим, 
не в срок дожившим!
Но тогда оно дальше окажется старым: 
тяжелым, усталым. 
Боль в суставах, плач, лебединый клич. 
Паралич. 
А дотуда спайки, разрывы, шрамы, 
скандалы, штрафы, 
темнота снаружи, разбитые фонари 
и болит внутри.  
Пусть останется маленьким - 
ушастым, в маечке, 
улыбнется со снимка на старой даче. 
Не надо дальше.
спокойный

И в этот момент Господь подумал: Вечная любовь

Я постоянно ищу что-нибудь новое послушать, и часто нахожу. По большей части, находится что-нибудь по-настоящему хорошее (в планах у меня рассказать об исполнении скрипичного концерта на четырех фортепиано, а еще я про Шостаковича и Шуберта могу, и постмодернизм, и вышивать). Но временами на меня накатывает такое... Ну, такое... Короче, я сейчас ради красного словца сдам свою самую страшную тайну: однажды я запойно слушала дуэт Дениса Майданова с Гошей Куценко.

Ради бога, не надо гуглить. И ни в коем случае клип не смотрите, особенно если у вас есть высшее образование. Если нет — пойдите и получите высшее образование. Смотреть все равно не надо.

Песня называется «Вечная любовь» (поняли, почему не надо гуглить?). Герой от первого лица поет о том, что если однажды горячее солнце станет холодным как утренний лед, если зима жарким летом вернется и на песок белый снег упадет, если беда, что ничем не измерить, рухнет на землю, косою звеня — я буду знать все равно, что ты веришь, я буду знать, что ты любишь меня.

Героини в песне нет, поток идет в режиме монолога.

Дальше ситуация усложняется: если друзья мои станут врагами и в суете продадут за пятак, я буду грызть эту землю ногами (на самом деле, зубами), я буду верить, что это не так, дальше там что-то по поводу денег и стану жить все на свете кляня — я буду знать все равно, что ты веришь, я буду знать, что ты любишь меня.

И так четыре куплета.

Дальше там гаснут далекие звезды, высохнул весь мировой океан, дальше спасать этот мир будет поздно — он через час превратится в туман, дальше кусты почему-то сирени, ангел явился средь белого дня, ты будешь знать, что я твой добрый гений, я буду знать, что ты любишь меня.

Честно, я почти не переврала слова.

И вот эту вечную сирень я гоняла по кругу, как гопник из Гольяново, потому что она мне что-то невыносимо напоминала. А что конкретно, я никак не могла понять.

Сейчас будет лирическое отступление. Все это происходило задолго до карантина, и за день до того, как на меня снизошло откровение, в Израиле выступал Псой Короленко. Сама я на его выступлении не была (все уже в курсе, что я нигде не бываю), но так получилось, что ко мне весь день приходили люди, каким-то образом связанные с его приездом. Как в анекдоте про троих заключенных в общей камере, из которых один хвалил Иванова, другой ругал Иванова, а третий сам Иванов. Первый пришедший ко мне человек рассказал, что был на концерте Псоя Короленко и ему страшно понравилось. Второй тоже был, но ему не понравилось. Когда и третий упомянул о концерте, я с замиранием сердца стала ждать, что четвертым придет Псой Короленко. Этого не произошло, но пришел человек, который провел с ним вечер в одной компании! Почти что сам Иванов.

В тот же день до меня вдруг дошло, чего я так припала к Денису с Гошей. На самом деле, песня «Вечная любовь» - это псалом. В оригинале написан, очевидно, царем Давидом. И повествует, в буквальном смысле, о любви Всевышнего к народу Израиля. Смотрите: как бы ни сложились обстоятельства («если погаснут далекие звезды»), в какие бы тартарары ни провалился этот мир («он через час превратится в туман»), как бы ни относились к нам другие народы («если друзья мои станут врагами»), даже по окончании этой жизни («и глядя ангелом с неба на землю») - я буду знать все равно, что ты веришь (Всевышний), я буду знать, что ты любишь меня (народ Израиля).

Ну там за Всевышнего Гоша поет, а за народ Израиля Денис. Один запевает, второй отзывается. Я буду знать все равно, что ты веришь. Подпись: Всевышний. Я буду знать, что ты любишь меня. Подпись: народ Израиля. Дословно же сходится все.

Домой я вернулась в восторге от этого заговора сионских мудрецов. Рассказала Диме день — и про слушателей с одного и того же концерта, и про сакральный смысл профанной, казалось бы, песни. А потом загрустила:

- Как же жаль, что никто не сможет понять, насколько это красивая шутка. В мире нет ни одного человека, который бы читал псалмы царя Давида, сечет фишку любви Всевышнего к народу Израиля и знает при этом песню Дениса Майданова «Вечная любовь».

Дима хмыкнул и ответил:
- Есть один. Псой Короленко.
спокойный

(no subject)

Свое ощущение власти над миром,
которое было нам не по силам,
мы закопали под яблоней -
я и Ганс Христиан
(мама сказала бы, что надо писать «Ганс Христиан и я»).
Ганс Христиан ушел на войну
и лег под сосну.
И его сыновья
не родились. Но яблоня
так и растет,
и яблоки всем дает,
кто ее потрясёт.

Пришел герр Гитлер и откопал
ощущение власти над миром,
но и ему оказалось оно не по силам,
и он закопал его в Монте-Кассино,
под дождем,
и сказал «подождем».

Приехал шут, дурачок, взял совок,
поковырялся в земле и лег,
заснул в тени.
Пойди его теперь, подними.
Время жужжит, шут лежит,
в земле секрет, его яблоня сторожит.
Откусишь от яблочка — сразу и сыт, и пьян.
Жаль, не дожил Ганс Христиан.
спокойный

(no subject)

Зачем ты выросла, моя девочка?
Мы так хорошо гуляли по берегу.
Играли в ракушки, кидали камушки,
смеялись над шутками дяди Вилли.
Твоего дяди Вилли, моего дяди Вилли,
всеобщего дяди Вилли -
сначала ты вырос,
а после тебя убили.

Зачем ты выросла, моя милая?
Солдаты были такими мирными!
На огороде созрели овощи,
мы солдатам варили борщи.
Солдаты ели борщи, пили борщи,
наевшись, на землю лили борщи.
Земля краснела,
а дальше ищи-свищи.

Куда ты оттуда ушла, моя девочка?
Мы прекрасно спали под общим деревом.
Зрели овощи нового урожая,
я лежала, а ты убежала.
Солдаты вернулись, а ты убежала.
Срубили дерево, а ты убежала.
Меня нашли, а ты до сих пор живая.
Вот для чего ты выросла
такая большая.
me

Post-date

Дорогие люди, какое же огромное спасибо вам за мой день рожденья. За такой роскошный поток поздравлений и тепла. Если кому-то интересно, как может нынче пройти день рожденья — отчитываюсь: отлично он может пройти. Тем более, если целый день тебе пишут, звонят и виртуально обнимают все вокруг.

Муся полдня накануне колдовала чего-то на кухне, настойчиво рекомендуя мне смотреть исключительно в окно. Потом на духовке появилась картинка: два черепа с костями, букет цветов и подпись «не открывай меня!». Позже картинка переехала на холодильник.

Роман два дня мастерил открытку с сердечками и поздравлением.

Дима подарил мне дрова. (Весь отчет затевался ради этой фразы). Он работает в больнице, поэтому продолжает ездить каждый день. Ну вот, по дороге заехал в лес, нашел поваленное дерево. С другого упавшего дерева настриг еловых ветвей — получился букет. Муся взяла с ютьюба инструкцию «как складывать розы из цветной бумаги». Букет расцвел.

Вечером, соответственно, был костер, и по видео к нам зашли друзья (тоже нормальная фраза). Печеная картошка и торт крем-брюле с деньрожденной свечкой. В каждом доме найдется деньрожденная свечка, надо только хорошенько поискать.

А еще, прилетала фея! Точнее, коронофея, так она себя назвала. На дверях сам собой возник подарочный пакет, а в нем бутылка вина, шоколадка и рулон туалетной бумаги. Дорогая коронофея! Твое имя хранится в редакции, твое вино хранится внутри нас, твоя шоколадка хранится в холодильнике, твой образ хранится в моем сердце, что же касается туалетной бумаги... Прилетай опять!

На моей памяти уже было несколько нестандартных дней рожденья, моих и не моих. Один раз, помнится, мы втыкали свечки в огурец (нормально стоят). Еще раз, кажется, в арбуз. Как-то праздновали в хосписе. Через год сидели на полу и ели вилками из коробки киевский торт. Девятнадцать лет назад нашу машину в этот день обкидали камнями, пару лет спустя в шесть утра я возила папу в больницу. Разок работала с восьми утра до двенадцати ночи, а однажды не работала совсем, и вот это было по-настоящему необычно. На мой день рожденья уже приходились квартирная кража, буря с буквальным срывом крыш, Пурим, Песах, беременность, теракт, выборы, невероятное цветение миндаля и вот теперь эпидемия.

Жизнь очень длинная, вот что я хочу сказать. Давайте выпьем за то, чтобы она такой и была.
me

22.03.2020

В мире, где существует поэзия Рильке, нет места скуке.
Отчаяние невозможно, пока есть музыка Баха.
Совершенство сильнее смерти — спросите у Леонардо.
Я пытаюсь сосредоточиться.
Новости короны от местного совета, новости короны от премьер-министра, новости короны из Великобритании, новости короны из-за рубежа, новости короны из пекарни: есть сладкие булочки.
В мире, где существует поэзия Рильке…
Приходит сообщение из секретариата поселения: «Наш ответ короне двадцать три». До того, ясное дело, были наш ответ короне двадцать два и наш ответ короне двадцать один.
У каждого на голове своя корона, ну.

* * *
Когда израильский карантин усилился до уровня «можно выходить куда-то вместе, только если вы — одна семья, а если нет, то исключительно на демонстрацию», я взяла в машину двух тремпистов. Автобусы нынче ходят раз в сто лет, погода мерзкая, шквальный ветер, ливень, брать тремпистов все боятся, мне стало ясно, что люди имеют шанс весь день прождать на тремпиаде. Решила - посажу назад, открою окна, целоваться не буду, машину продезинфицирую. Разберемся.

Тремписты, пожилой бородатый господин и немолодая элегантная дама, оказались изрядно бухимии американцами. Израиль — не сильно пьющая страна, пьяный тремпист мне до сих пор попадался только в Пурим, поэтому эта поездка отлично сошла за поход в кино. Окна гости открыли сами (их укачивало), а дезинфекция машины началась прямо на ходу: в таком количестве спиртовых паров не выживет ни один нормальный вирус. Я включила музыку погромче, чтобы никому даже в голову не пришло со мной заговорить, и стала с интересом наблюдать, как мои гости впишутся между Бахом, Сен-Сансом и сонатами Бетховена для скрипки и фортепиано.

Через пять минут случайный выбор музыки, зараза, пал на группу 10cc. Тремписты взвыли от восторга, дама сообщила, что это была ее любимая группа в старших классах, и они в полный голос принялись подпевать хиту 1972 года «Johnny, don’t do it», по пояс высунувшись в открытое окно.

Через десять минут такой дороги у меня обнаружились все признаки прогрессирующего короновируса: вытращенные глаза, заложенные уши и ощущение полной нереальности происходящего. Через пятнадцать минут те же признаки одолели всех водителей на нашем скорбном пути. “Johnny don't do it! - голосили мои тремписты, синхронно раскачиваясь в окнах с двух сторон, - just don’t do it, oh nooo!!!»

- Если бы нас остановила полиция, - рассказывала я потом Диме, - хрен бы кто мне поверил, что мы — одна семья.
- Нестрашно, - успокоил меня Дима. - Вы бы прекрасно сошли за демонстрацию.

* * *
Зато нам, наконец, удалось заполучить домой Мусю с ее волонтерской программы. За два дня до наступления карантина они по плану выехали на север, на учебный семинар. А там, по словам Муси, «весь мир и его жена оказались против того, чтобы мы здесь были».

Потому что внезапно пошли дожди. На севере тут же началось наводнение. Одного мальчика укусил скорпион. Вокруг не на шутку разыгрался ураган. И дальше Муся мне звонит: приехал амбуланс (потому что скорпион), хостель отказался их принять (потому что корона), ночуют они в какой-то школе (потому что наводнение), там все скрипит и шатается (потому что ураган), наружу им запрещено (потому что могут попадать деревья), а домой их вернуть невозможно, потому что у программы нет страховки на ночной рейс автобуса…
- Записывай, - говорю. - Сиди и записывай все, как можно подробней. Потом напишешь стихи.
Когда ребенок, переполненный впечатлениями, все же доехал до дома, он сначала без остановки ел. Потом без остановки спал. Потом, действительно, пошел писать стихи. Заодно соорудил в своей в комнате подвесную систему хранения украшений и как-то по инерции перекрасил шкаф в черный цвет (мы с Димой обрыдались, что не холодильник). Записался в онлайн-группу переводчиков с русского для пожилых людей.

И тут же вновь собрался уезжать. На сбор цитрусовых. Министерство Образования вкупе с Министерством Здравоохранения мобилизует молодежь с волонтерских программ, чтобы поселить их по десять человек на плантации, где они будут безвылазно собирать урожай, спасая цитрусы от гибели, свои программы — от разорения, окружающих — от себя, а себя от поехавшей крыши.

Водку, теплую, из мыльницы, ну. Бесплатно, безвылазно, плантация, урожай. Жаль, при декоре шкафа закончилась черная краска.

* * *
Черная краска скоро закончится у всех. Хотя она какая-то самовозобновляющаяся оказалась: вроде все уже, перекрасили весь мир и его жену, а нет, на донышке еще. Я тут ходила-ходила, пытаясь понять, чего ж мне так апокалиптично, а потом вдруг ощутила острый приступ радости, что на нас сегодня не будут кидать ракеты. Израильтяне знают: ощущение конца света — это когда война. А войны-то и нету! Отлично, ну.

Быть по-настоящему верующим человеком в эти дни — это не «надеяться, что с тобой лично все обойдется» и даже не «надеяться, что все обойдется со всем человечеством». Быть по-настоящему верующим — это знать, что, при любом раскладе, путь души продолжается. Никто не обещал ни хорошего конца, ни конца вообще. Но, если мы верим, что существует смысл, он явно не в наличии или отсутствии человечества. Человечество — способ, инструмент. Смысл — это дух. Не так уж важно, через что его воплощать.

В теории, думаю я. А на практике, я не столько верующий человек, сколько увлекающийся. Слишком увлечена я этим телом, этим делом, этими людьми, этим прекрасным ужасным человечеством, в конце концов. Поэтому накрывает: а вдруг беда, а вдруг дыра, а вдруг война, а я усталый. Даже поэзия Рильке не помогает. И тогда приходится вспоминать, что значит быть по-настоящему верующим в эти дни. Johnny, don’t do it, говорю я себе. Не превращай свою увлеченность в манию. Лучше собери какой-нибудь урожай.

В качестве урожая у меня сегодня день рожденья. В мире по-прежнему существует поэзия Рильке. Сладкие булочки в пекарне закончились, зато появились сырные палочки. У каждого на голове своя корона. На молоденьком фиговом деревце возле дороги (фиговое — видовое определение, а не качественная характеристика) завязались крошечные зеленые фигушки. Наш ответ короне, ну.