Neivid (neivid) wrote,
Neivid
neivid

Жила-была едвочка

Пару лет назад моя дочь Муся написала сказку. Вот эта сказка целиком:
«Жула-была едвочка, которая очень хотела стать взрослой».

Приходится признать, что «едвочки» – совершенно особенный, отдельный вид человечества. У них свои мысли, своя логика, своя жизнь. Есть еще просто девочки, но наши – не они. Наши – едвочки. Ни взрослым, ни мальчикам их до конца не понять. Их может понять только тот, кто сам до сих пор в глубине души остается едвочкой.

Мы с Мусей напекли сырного печенья, взять с собой в гости. Муся очень деятельно помогала. В гостях я спохватилась, что все печенье выставлено на стол, а Муся и ее подруга Котяня (тоже едвочка, конечно) играют в своей комнате и до печенья могут просто не дойти. Беру несколько штук, несу им. Выдаю. Откусывают.
Печенье несладкое, ребенку может показаться странноватым. Смотрю на лица.
Муся, нежнейшим образом улыбаясь:
- Очень вкусно. Но мне не хочется.
Котяня, сжав зубы, твердо:
- Мне не понравилось. Но я доем.

Впрочем, Муся далеко не всегда так мила. А накормить ее никогда не было просто, едвочка - она и есть едвочка. Пару недель назад сообщаю ребенку, что на ужин будут сырники. Я это уникальное по сложности блюдо готовлю очень редко, точнее - не готовлю никогда, но тут вдруг захотелось. А Муся успела забыть, что это вообще такое. Активно возражает:
- Сырники я не буду! Я их не люблю!
- А ты помнишь, что это - "сырники"?
Задумывается. Молчит. В глазах протест. Пытаюсь ей помочь:
- Ты хотя бы вспомни, о чем речь. Что такое сырники? Мясо? Рыба? Сладость?
Думает еще какое-то время, потом тяжело вздыхает.
- Мама. Я не помню, что такое сырники. Но вкус я помню. И я его не буду!

Она, кажется, больше любит разговоры о еде, чем сам процесс.
Заболела, лежит с больным животом.
- Мама, а мне можно есть?
- Да, малыш. Можно. Ты хочешь есть?
- Нет.

К счастью, кое-что она все-таки ест. Собираюсь как-то раз мариновать помидоры. Достала их из холодильника и выложила на стол. Лежат, лоснятся. Любуюсь.
- Все-таки в помидорах есть что-то очень эстетичное. Вот огурец – он просто огурец, ничего такого. А помидоры лежат, смотришь на них – красиво!
Муся, уверенно:
- Это потому, что помидоры – девочки.
Я удивляюсь:
- Помидоры – девочки? А огурцы?
Также уверенно:
- Мальчики, конечно.
Не, ну наши ассоциации понятны, но у ребенка-то откуда?
- Мусь, а почему?
- Так это же видно, сразу как смотришь на них. Раз красивый, значит – девочка.

Нюансы различий между полами нашим едвочкам предельно ясны. Спрашиваю их как-то:
- Кем, по-вашему, лучше быть – кошкой или собакой?
Котяня: Собакой. У кошки в жизни больше опасностей.
Муся: Кошкой. Они такие мягкие, приятные, ими так приятно быть.
Я продолжаю провоцировать:
- А кем лучше быть – мальчиком или девочкой?
Хором: Девочкой! Мальчики сильнее, а девочки умнее.
- А дальше кем лучше? Папой или мамой?
Котяня: Папой. Потому что он и сильнее, и умнее. (Вскидывает глаза на меня). Ой. Я хотела сказать – сильнее и почти такой же умный.

Папа у нас пользуется спросом, о да. Во-первых, как уже было сказано, он сильный и умный. Во-вторых, когда у него хорошее настроение (или когда его очень долго и очень нудно просят), он устраивает с детьми акробатический кавардак. Дает им залезать к нему на плечи, сбрасывает вниз на кровать, перекидывает за спину, разрешает на себе попрыгать – в общем, час такого развивающего общения, и похудевший папа может неделю не ходить в спортзал. А также неделю не вставать с кровати. Дети, что характерно, не устают.

Котяня, в сотый раз деловито залезая Диме на плечи и с грохотом сваливаясь на кровать:
- Дима, ты еще хотя бы чуточку жив, или уже совсем нет?.
Я, наблюдая со стороны:
- А какой результат тебя интересует?
Объясняет:
- Если еще чуточку жив, то надо остановиться, чтобы не стало совсем плохо. А если уже нет, то терять нечего, и можно продолжать!

«Если терять уже нечего, значит, можно продолжать» - вообще девиз всей компании. Отправляем как-то Мусю к подруге на день рождения. Программа непростая: сначала ребенок идет в школу, потом – на хореографию и только оттуда в гости. В рюкзаке ждет своего часа тщательно уложенное праздничное платье (не ходить же в нем целый день). Туда же отправляются новые красные сандалии. Сияющие и красивые, купленные позавчера. Зная своего клиента, который забывает абсолютно везде и абсолютно всё, сто раз напоминаю:
- Муся, не забудь в гостях красные сандалии. Пожалуйста, не забудь про новые красные сандалии в гостях. У тебя с собой две пары обуви, одна – в рюкзаке, пожалуйста, помни про это. Переобуйся в гостях, а уходя – переобуйся обратно. И обязательно возьми сандалии с собой!
Так все утро. Ребенок клянется хранить красные сандалии, как родную маму. Возвращается вечером домой, на ногах – те самые сандалии, все хорошо. На следующий день нужно идти в школу. Опа. А где кроссовки?
- Муся, а где кроссовки?
- Ой. В гостях!
Хватаюсь за голову. (Кроссовки одни, в школе сегодня физкультура)
- Но Муся! Я же просила тебя – не забыть вторую пару обуви! Я же тебе сто раз напоминала!
- Но мама! Ты просила не забыть новые красные сандалии. Про старые белые кроссовки ты ничего не говорила…

С едвочками нужно обращаться как можно более конкретно. Или, наоборот, как попало, чтобы после наслаждаться результатом.
Едем в машине. Раздается какой-то неприятный стук, будто что-то катается по салону. Прошу:
- Муся, ты можешь сделать так, чтобы этот звук прекратился?
- Постараюсь.
Звук резко прекращается. Меня осеняет:
- А ты участвовала в том, чтобы он происходил?
Скромна.
- Частично.

Играет у себя в комнате, приходит ко мне в кабинет. Деловита:
- Мама, правда, если я все здесь разбросаю, ты будешь возражать?

Обсуждаем с Димой поход в магазин. Мы оба терпеть не можем ходить в магазины, но есть-то надо.
- А давай, - говорю, - Таир отправим за продуктами. Она единственная, кому это интересно и не раздражает. Но в качестве недельной закупки у нас тогда будут двадцать плиток шоколада, десять килограмм шоколадного мороженого и большой пакет кукурузных палочек в шоколаде.
Муся, радостно кивая:
- Спасибо, мама, что подсказала, что купить!

Любовь к шоколаду – штука коварная. Муся ела пирог с шоколадным сиропом и посадила пятно на платье. Котяня ее успокаивает:
- Ничего, главное в человеке не красота. Главное в человеке – его внутренности. Ну... добро.

Добро – безусловно, главное в человеке. Как и умение поддержать ближнего в трудную минуту. Жалуюсь при ребенке: у меня кончились все мои книги. Не могу больше никому подарить, купить тоже не могу – они даже в издательстве все уже кончились и пока не переиздавались. Все проданы. Нету.
Муся, утешающе:
- Но ты же можешь написать еще...

Поссорилась с подружкой Даной. Та уже вроде готова мириться, а мои веснушки еще сердятся. Рассказывают мне:
- Мы с Даной снова спорили. Она решала, стоит ей придти ко мне в гости в час или в два, а я решала, хочу ли я вообще, чтобы она приходила.
- Мусь, у вас отношения – как в анекдоте. «У меня с моим женихом только одна проблема: я хочу быть на свадьбе в розовом платье, а он не хочет на мне жениться».
Задумалась. Уточняет:
- Я жених?
Киваю.
Улыбается.
- Точно про нас. Дана страшно любит розовое!

- Муся-Муся, жареная Гнуся! – я раскачиваю ее на коленях и дразню. - Давай я тебя пожарю!
- Неа! Не пожаришь! У тебя нет такой большой сковородки!
- А я найду! Сделаю специально и пожарю тебя.
- Неа! У тебя нет такой большой плиты!
- А я закажу! Специально для новой сковородки – и пожарю тебя!
- Неа! Не пожаришь!
- Но почему???
- Потому что, если ты меня сегодня пожаришь, тебе будет нечего жарить завтра.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 108 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →