?

Log in

No account? Create an account
I'm reviewing the situation

> recent entries
> calendar
> friends
> profile
> previous 20 entries

Saturday, November 4th, 2017
11:47 am - Ginger Ale
Молодость - она никуда не уходит.
Она в потертой пижаме сидит напротив,
обнимает чашку, потягивается, жует,
а потом встает.
Рассыпает веснушки, рассказывает анекдоты,
пахнет печеньем, ванилью, шампунем, потом,
держит шире карман
и говорит «Ну мам!».

Молодость никого никуда не водит.
Ни замуж, ни за нос, она просто стоит в проходе,
мурлычет песенку, плачет, несет ерунду,
а ты спотыкаешься об нее на ходу.
Каждый день она мелькает в осенней дымке,
на руках у нее рисунки, на джинсах дырки,
из-под фуфайки майка,
на майке — зайка.

У нее улыбка шире, чем кот в Чешире,
и друзья в Бат-Яме, Майями и на Кашире,
ей за десять минут доверишь любой секрет -
даже тот, которого нет.
У нее на коленке след от карандаша,
опять экзамен, бронхит и болит душа,
Ты ей: «сходи к врачу!»,
а она — не хочу!

С ней бесполезно бороться, но сладко мириться,
ее трудно вечером уложить, а с утра добудиться,
ей сегодня кажется, что мир дурак и урод,
а завтра наоборот.
Своего здоровья и опыта ей не дашь,
она лежит в темноте и грызет карандаш,
мы для нее невидимки, заколки, фон,
а она для нас — телефон.
Позвони себе в бессонницу той ночи
и промолчи.

(41 comments | comment on this)

Monday, October 30th, 2017
2:13 am - ...и обратно
После того, как ты уехал и вернулся, дом поначалу встречает тебя равнодушно. Не реагирует, будто чужой. Стены бессмысленно отсвечивают на солнце, пол вроде чистый? Или не очень? Стул стоит. Касаешься рукой — мол, как ты тут? Молчит, обиделся, не замечает тебя.

Ладно, походишь туда-сюда, пол подметешь, один стул подвинешь от стены к окну, другой — от окна к стене. Все равно не то. Книжки поаккуратней сложишь, цветы поставишь — тишина.

Покрутишься так, да и займешься своими делами. В конце-то концов. Вещи вот надо разобрать. Уходишь наверх… а, нет, пока не уходишь, сумку внизу забыл. Появляешься неожиданно, из-за угла.

Тут он спохватывается, оживает - и начинается. А мне, а я, а у меня! Ты где-то шлялся, между прочим, а мне вот это переставили вот сюда! А то передвинули вообще! А здесь, ты посмотри, здесь-то чего! Прямо по центру, ну?

Ты смотришь — прямо по центру, ну. Ничего там такого вроде нет. Ковер немного криво лежит, поправишь. Чашку забытую уберешь. Тут погладишь, там одернешь, здесь переставишь как было. Ну вот зачем было вазу с карандашами на подоконник переносить? Она же, ясное дело, должна на полке стоять. А синий слон чего вдруг уселся спиной к окну? В жизни так не сидел. Кофта валяется чья-то, тапки разбежались по углам, поссорились, что ли.

Помиришь тапки, поставишь рядом. Слона нормально посадишь, вазу с карандашами вернешь на полку. Всё, всё уже, говоришь, не расстраивайся, нормально уже. Варишь кофе, садишься в кресло, где тебе и место.

Дом вздыхает прерывисто, и как-то его попускает. Никогда больше не уезжай, пожалуйста, никогда. Дверца шкафа скрипит устало, занавеска волнуется, скатерть морщится, люстра сверху смотрит просительно: никогда?

Гладишь ступнями пол, трогаешь ручку кресла, откидываешься на спинку, греешь ее собой. И молчишь. Чего тут ответишь.

(33 comments | comment on this)

Friday, October 27th, 2017
11:49 pm - "Письма через наоборот" в театре "Грани"
Знаете, мне подарили чудо. Этот спектакль, в Саратове, по моим рассказам... Точнее, сам театр "Грани"... То есть, получается, можно приехать из другой страны и сразу оказаться дома. Причем на сцене. Натурально, шагнуть из аэропорта на сцену и там... Не могу слова подобрать. Давайте снова.

В фейсбуке я это уже писала, но и здесь напишу (из ЖЖ я уйду последней ТМ). В Саратове, в театре "Грани", поставили спектакль по моим рассказам "Смертельные номера" (раз, два и три). Назвали его, по второму из трех рассказов, "Письма через наоборот".

И пригласили меня его посмотреть. И я поехала.

Так вот, это отличный спектакль. Тонкий, нежный, хорошо поставленный, прекрасно сыгранный и очень эмоциональный. Люди в зале смеются и плачут, я сама это слышала, да что там слышала - я сама смеялась и плакала, хотя я-то могла бы догадаться, куда повернет сюжет, я же его уже читала. Да я его вообще писала! Но вмешивается чудо. Сидишь в театре, почти не дыша, смотришь на сцену, где разворачивается твоя собственная душа, и на это же смотрит целый зал, созвучный с тобой до последней ноты. Такой вот ты получил подарок, неизвестно за что.

Спасибо замечательному театру "Грани", режиссеру Ие Воробьевой и её актерам, всему составу, большой театральной семье, в которой я неожиданно оказалась - дома. Дорогие мои, спасибо вам за чудо. За нашу встречу, за вашу работу, за вашу любовь, за то, что вы есть, за то, что в ваш театр можно придти и все это увидеть. По-моему, именно это - главный подарок для нас для всех.

VR-113
VR-118
VR-70
VR-200

(фотограф - Ольга Кочедыкова)

(33 comments | comment on this)

Friday, September 1st, 2017
9:38 am - День знаний
Вот говорят — против природы не попрешь. Это, конечно, правда. Только ведь природа — это не то, как устроены все. Природа — это то, как устроен каждый.

* * *

По будильнику Дуся сразу плохая мать. С семи до половины восьмого, максимум до без четверти восемь. После этого пятнадцать минут жирная корова, переходящая в бабу за рулем, а потом в безответственного менеджера до обеда. Там снова жирная корова минут на сорок, в перерыве — курящая женщина (позор семьи) и опоздавшая пациентка зубного, ей же хуже. Дальше она хамоватая подчиненная до конца рабочего дня. Потом приходит время побыть бестолковой покупательницей — и бегом домой, к роли домохозяйки-лузера.

Дома Дуся снова плохая мать и, вперемешку, негодная жена. Звонит телефон, и вот она уже бесчувственная дочь. Ненадолго, всего на час. Затем купание и укладка (плохая мать), семейный ужин (домохозяйка-лузер) и какой-нибудь сериал (тупая дура). Теперь в постель, побыть стареющим бревном, и можно спать.

В соседней комнате засыпает дочка - волшебный цветочек, прекрасная птичка, нежная фея. Мечтает под одеялом: «Вырасту, стану такой как мама».

* * *
Или вот, допустим, инопланетяне. Гигантские зеленые динозавры. Нет, лучше разноцветные скопления плазмы в мю-поле, что-то совершенно нечеловеческое. Сами дышат жидким азотом, но в рамках исследовательской программы устроили нечто вроде зоопарка. Создали подходящую атмосферу, развили микроклимат. Там у них жители с разных планет, и люди тоже есть. Немного. Двое.

Один из них — это выпускник центральной восьмилетки города Копытинска (на вопрос о номере школы отвечает «красная»), хмурый, без определенных занятий, любит водку, телевизор и караоке. А второй — это вы.

Остальные в зоопарке с других планет, и не то что не у всех есть членораздельная речь, а далеко не все определяются мозгом как одушевленные. Летающий газообразный зонтик, например. Или вот, в углу. Если его тронуть палочкой, оно бьется слабым током. Сложно сказать, это призыв к диалогу или что.

Вы с копытинским следопытом держитесь друг к другу поближе, но оба, скажем так, разочарованы. Ну потому что надо же, из всех на свете людей… В общем, понятно. Вы для него тоже не подарок, не думайте. Ему бы лучше кого-нибудь из своих. Вам тоже, да.

И тут приносят еду. Выглядит как гормонально озабоченный слизень, но пахнет приятно. Даже если вы собираетесь делать ноги из этого рая (куда? там мю-поле вокруг), имеет смысл поесть. К еде приносят что-то длинное и плоское — видимо, читали про ложки, но идею поняли не до конца.

А рядом с нечеловеческой едой и странными предметами, сваленными прямо на то, что у нас назвали бы полом, неожиданно кладут зубочистки. Нормальные человеческие зубочистки, тонкие заостренные палочки правильного размера.

Вы двое смотрите на эти зубочистки, совсем как дома, где они вечно падали и рассыпались, приходилось собирать и выбрасывать, они же с пола теперь, а тут так и лежат на полу. Осторожно берете одну, крутите в пальцах, подносите к носу, а она пахнет деревом. И сосед ваш по нарам этим инопланетным, остекленевший копытинский мальчик, тоже берет и нюхает — и вы знаете, что и ему они пахнут деревом, и что запах этот он помнит по дедовой даче. И вот вы сидите, как два идиота, как две обезьяны, да вы и есть теперь обезьяны, сидите в клетке, едите с пола, вертите в руках зубочистки и плачете хором, вытирая руками слезы.

А хозяева института, разноцветные скопления плазмы, сигналят друг другу мю-полем: «Слушай, а как мы будем их различать?».

* * *
Если поставить рядом Льва Толстого, Джона Смита и Фрола Петрова по прозвищу «Дуб», сразу станет заметно, что Фрол из них самый высокий. Толстой — самый седой и длинноволосый, что же касается Смита, то он терпеть не может малину. Правда, это заметно не сразу, к тому же он уже умер. Толстой тоже умер, но он бессмертен. Инопланетяне поймали Дусю, а потом отпустили обратно, невозможно, иди отсюда. Мю-поле, оказывается, отлично впитывает эмоции. Так вот, оно порвалось.

И Дуся бежит по полю — легкая как летающий зонтик, свежая как малина и седая, как Лев Толстой. Это она забыла те зубочистки. Бежит и шепчет себе под нос: черт с ними, черт с ними, черт с ними.

(34 comments | comment on this)

Friday, May 26th, 2017
10:13 am - Добра и зла
Я узнала: не существует ада
для тех, кто ложится спать, не помыв посуду.
Те, кто курит,
необязательно рано умрут от рака легких.
Далеко не все,
кто плохо учился в школе,
станут кассиршами в винно-водочном магазине.
А еще
можно подглядывать в карты соседа,
если он не видит.

Я узнала: не существует рая
для тех, кто кормит грудью детей до года.
Не опаздывать в школу еще не значит
стать в итоге умным или счастливым.
Грубость, вежливость или задумчивость -
не дорога в вечность, а просто такие свойства.
А еще
недостаточно знать наизусть всего Пастернака,
чтобы счастливо выйти замуж.

Я узнала: не существует рая
для тех, кто ложится спать, не помыв посуду.
Я узнала: не существует ада
для тех, кто кормит грудью детей до года.
Существует только моя соседка Оксана,
курящая и кормящая.
Вежливая, смешливая, не моющая посуду,
медалистка, отличница, мать-одиночка,
страстная поклонница Пастернака.

Я встречаю ее в винно-водочном магазине,
где она, сутулясь, сидит на кассе
и учит английский.
Всегда здоровается, всегда улыбается,
помнит имя моей собаки,
предлагает таблетки от кашля,
позавчера обсчитала меня на полтинник
и пожелала хорошего вечера.

У прилавка играет ее старший сын Мстислав
по кличке ребенок, по фамилии не с кем оставить,
по характеру стоик, по призванию террорист,
по зодиаку — лев.
Он играет на виолончели
и низкие звуки
долетают до неба, близкого в это время
всем посетителям
винно-водочного магазина.

(40 comments | comment on this)

Friday, March 24th, 2017
11:09 am - Post-date
Огромное всем спасибо за поздравления. Это всегда ужасно приятно, я вообще по-детски люблю дни рожденья: повод почувствовать себя волшебником на голубом вертолете. И столько поздравлений в подарок — как пятьсот эскимо. Нет, не надоело, и горло не болит. Виртуальные эскимо ведь чем хороши — от них не толсте… в смысле, можно себя не ограничивать. И очень на душе хорошо. Спасибо вам.

Неожиданно возник вопрос майонеза. Мне аж несколько человек написали, что в цепочке «митоз, мейоз, невроз, психоз» пропущен майонез. Я заинтересовалась. Поискала в интернете — может, это такой популярный ансамбль, «Митоз, Мейоз и Маойнез»? Статья на тему здорового питания? Имена новорожденной тройни из Торжка? Полнометражный мультик о трех отважных покорителях севера (и тогда Майонез — девочка)? Фирма-изготовитель искусственных детей? Или, наоборот, фирма-изготовитель салатов из искусственных детей? (Надеюсь, что искусственных).

Хотя, если подумать, любой салат, особенно если он включает мясо, в каком-то смысле митоз, мейоз и майонез. И любой процесс, особенно если он включает майонез.

В общем, если вы что-то знаете, поделитесь знанием. А то, как говорили в детском саду, вся группа уже опоздала, а Райхер еще копается. Если же все это тайный заговор митоза, мейоза и майонеза, то можно считать, что мы его раскрыли. Суть в том, что они овладели миром и теперь внедряются в подсознание. Не дай мейозу себя убить! Встречаемся возле кабинета биологии. Пароль — «невроз», отзыв «оливье». Никому не рассказываем о бойцовском клубе. А также том, что Майонез — девочка.

(19 comments | comment on this)

Wednesday, March 22nd, 2017
8:04 am - 22.03.2017
Митоз, мейоз, невроз, психоз. Вот и все достижения человечества.
На долю женщин еще приходится токсикоз. Теперь точно все.

Нельзя сказать, что мы живем небогато. И даже нельзя сказать, что мы живем однообразно. Мы просто живем непрерывно. Иногда это капельку утомляет. Во-первых, пленка крутится, а тебе, может, нужно в туалет отойти. Во-вторых, временами хочется выспаться. В-третьих, если бы можно было, например, пару лет в середине жизни провести где-нибудь в двадцать девятом веке… Некоторой части человечества не помешало бы в воспитательных целях смотаться в двадцать девятый век. Может, там уже и нет никакого человечества. И тишина. Впрочем, если все подряд начнут мотаться, тут-то человечество там и найдется.

А что. В юности, скажем, лучше жить в те времена, когда разрешены дуэли. Весело, живо, никакой политкорректности, плюс естественный отбор. Образование получать вместе с Пушкиным. Гуманитарное, естественно. Испить, так сказать, из первоисточника. Техническое — в том самом двадцать девятом веке. Они наверняка уже поняли, к примеру, как обуздать фейсбук. А вот стареть имеет смысл в одном из доисторических племен, где еще уважали старость. Хотя старостью тогда были лет тридцать-сорок. Я бы уже не дожила.

В общем, при полной свободе передвижения под угрозу ставится безопасность. Решил поучиться музыке у Моцарта — по ошибке попал к Сальери. Полетел в тропики, наткнулся на Маугли. Захотелось в матриархат — очутился в каменном веке. Мама меня тут спрашивает:

- Тебе что на день рождения подарить?
Я ей отвечаю:
- Необитаемый остров.
Она сразу тревожиться начинает:
- Не надо, - говорит, - необитаемый остров! Там каннибалы!

Вот это я называю - оптимизм. Сразу предположить, что даже на краю света твоего ребенка кто-то немедленно захочет.

Хотя послушайте. Я тут прочитала, что доказана недостижимость абсолютного нуля. По-моему, это счастье. Больше никакой Маугли не сможет сказать, что он — абсолютный нуль. Падения легче, события проще, тяжести выносимей, трагедии мельче. Хватаешься за лиану, висишь и качаешься. Внизу прозябает абсолютный нуль. Бе-бе-бе.

Мне нравится слово «недостижимость»: сразу чувствуешь ценность недостижимого. Расслабься, делай свои дела, бейся головой об стену, работай ей еще как-нибудь. У тебя все равно не выйдет… в смысле, ты в любом случае лучше. Чем этот, который недостижим.

А он, подо льдом и снегом, сияющий, бесподобный, единственный в мире. Абсолютная вершина недостижимости. Выше некуда. Ниже тоже. Вот это я называю — равновесие.

Не надо на необитаемый остров. У нас и здесь все есть: лианы, стены, голова, оптимизм и недостижимость. Каннибалы тоже, если надо. Моцарт дожил… в каком-то смысле. И даже, в каком-то смысле, есть абсолютный нуль. Вот это я называю — не зря родились.

(86 comments | comment on this)

Wednesday, March 8th, 2017
2:37 pm - Министерство преобразования
Тюрьма, колония — все это несерьезно. Мало что дает в плане улучшения качества населения. Настоящим наказанием должно быть высшее образование.

За кражу обязательный техникум, за вооруженный грабеж — принудительное высшее техническое, за убийство — медицинский факультет, за государственные хищения - аспирантура. За хищения в особо крупных размерах — защита докторской, за коррупцию — защита докторской на иностранном языке. И никакого жульничества, никаких подставных студентов: сам провинился — сам и учись. Пока не докажешь теорему Ферма на латыни, из университета не выпускать.

Тут же вырастет политическая сознательность и обострится гражданская позиция, особенно среди интеллигенции. За политические преступления приговаривать к романо-германской филологии, за государственные масштабы — к исследовательской деятельности вплоть до Нобелевской премии. Премию не получишь - из лаборатории не выйдешь. Нобелевская премия мира не считается, Нобелевская премия по литературе считается только в случае написания произведения на латыни. Ее с легкостью получат те, кто уже отсидел за коррупцию.

В случае рецидива - определять в преподавательский состав. И тогда уже выйти ты сможешь только после того, как дипломы получат все твои студенты.

При обнаружении организованной преступности устраивать высшие учебные заведения на местах. Превратить мафиозные притоны в факультеты естественных наук, где изучать все подряд до посинения мест. Когда все докторов наук получат, точно перевоспитаются. Ну или от старости умрут.

Преступники, правда, могут начать маскироваться: заранее оканчивать институты, чтобы в случае чего уже иметь диплом. Это, и правда, не помешает. При поимке нужно будет только подтвердить свое образование. По смежной специальности и по-японски. И все.

Самых закоренелых приговаривать к окончанию консерватории по классу скрипки.

В итоге будет одно из двух: либо преступность от ужаса полностью прекратится, либо преступники постепенно станут самой образованной прослойкой населения. Что, по сути, одно и то же, если в государственных масштабах смотреть.

(44 comments | comment on this)

Monday, February 13th, 2017
10:44 am - Modern
Закрываю глаза и вижу цепочки писем.
Привычка думать словами въелась в кончики пальцев.
Можно много лет протянуть без пищи, 
если не просыпаться.

Закрываю глаза и вижу большие буквы.
Только буквы, и ничего другого.
Закрывая глаза, не время бояться буки,
бяки, бабы-яги и большого взрыва:
все они выносимы.
Время бояться слова, 
простого, как понятого,
истершегося до монеты,
до воздушной подушки, до белого цвета,
до пустого неба над воздухом Хиросимы.

Не знала Пандора, что она натворила.
Не ведала Эвридика силы потока.
Закрываю глаза и вижу Мефодия и Кирилла.
Мефодий шепчет: - Может, не надо?
А Кирилл ему отвечает: - Да ладно,
Мы не смеялись так
Со времен потопа. 

(7 comments | comment on this)

Monday, February 6th, 2017
10:32 pm - Маризе Кедар, которая умерла сегодня
Большое дело — уйти, никого не пугая.
Вот одна моя жизнь, а вот другая.
В первой люди болеют, выздоравливают, ругают
друг друга и хвалят. А во второй, звеня,
крошится камень. Там, под напевы рава,
роют могилы слева, копают справа,
люди стоят у края и переправа
их ожидает та же, что и меня.
Большая удача — уйти, ни во что не играя.
Вот одна моя линия жизни, а вот — вторая.
Солнечная сторона и теневая,
и неясно, откуда куда посылать гонца.
Только на миг померещится чья-то прядка,
чья-то улыбка, подсказка, что все в порядке:
те, что ушли, от нас отличаются вряд ли
сильнее чем правая и левая стороны одного лица.

(21 comments | comment on this)

Monday, January 30th, 2017
1:23 am - Дом, который построил Брамс
Я прекрасно сплю, крепко и беспробудно. Примерно одну ночь в полгода. Все остальные ночи я сплю гораздо хуже, потому что по соседней улице пробежала мышь. Или в доме напротив скрипнула дверь. Или фонарь на улице погас. Или зажегся. В общем, чтобы меня разбудить, достаточно, к примеру, выразительно моргнуть.

Добавим сюда экскаватор.

У меня на телефоне стоит специальная программка, называется «белый шум» (на самом деле, она называется «baby sleep», но сделаем вид, что мы тут ни при чем). В ней можно включать равномерные убаюкивающие шумы, заглушая соседскую стройку. Кажется, изначальная идея там была какая-то другая, но у каждого свои потребности. У некоторых они заключаются в шорохе травы, другие предпочитают морской прибой или гул пылесоса.

(Еще там есть опция «шум экскаватора». Я лично считаю это довольно грубой шуткой).

Грейдер лучше всего глушить шумом включенного душа, экскаватор — ревом водопада, детей за окном — стуком колес, а против дрели не помогает ничего. Впрочем, против грейдера тоже. Зато вместо ощущения, что ты не можешь заснуть в аду, возникает ощущение, что ты не можешь заснуть в аду под душем.

Впрочем, я вообще лишена каких бы то ни было ощущений, потому что не сплю все равно. См. абзац про бегающую мышь. Но сегодня я попыталась бороться: очень хотелось спать. А экскаватор на соседней улице затеял утренник и пригласил друзей.

Я включила на полную громкость шум водопада в грозу на железной дороге, заткнула уши медицинской затычкой с лирическим названием «Мертвый час», сунула голову под подушку, накрылась одеялом с головой, закрыла глаза и сообразила, что таким образом могу проспать будильник.

Так как просыпаюсь я от всего (а также от всего подскакиваю), будильником у меня работает робкая кукушка в тихом утреннем лесу. Просыпаюсь я от первого же «ку», и дальше какое-то время лежу, привыкая к мысли, что жить мне еще осталось очень долго. Но, если включить на полную мощность грозу над водопадом, кукушка может того… несколько затеряться в общем хоре. Скажем так, войти с ним в неуместный резонанс.

Я вытянула руку и, не глядя, поставила второй будильник: «Венгерский танец» Брамса, номер пять. Когда он стоял у меня в качестве звонка, от него подпрыгивали не только прохожие, но и машины на шоссе. Рассудив, что в крайнем случае меня разбудит оглохший водитель экскаватора, я снова закрыла глаза.

Телефон при этом отключила, чтобы он не разбудил меня звонком. И попыталась заснуть.

Конечно, у меня не вышло. Даже под могильным камнем невозможно заснуть, когда по голове стучит кетмень. Но какое-то время я еще пролежала, в надежде на фазу суперкороткого сна между двумя ударами отбойного молотка.

Потом энергично рванул «Венгерский танец». Одновременно к экскаватору присоединился его брат, тут же проснулась кукушка (я забыла ее отключить), и в этот момент зазвонил стационарный телефон.

Его я тоже обычно отключаю, но в этот раз не смогла найти. Оказывается, он был под подушкой.

Я подавила желание сказать «Ку-ку» и сказала «Алло». В уши невидимого собеседника ворвался «Венгерский танец» Брамса для кукушки с экскаватором в грозу.

- О господи, - сказали в трубке, - что ты там делаешь?

И я совершенно честно ответила:

- Сплю.

* * *
Вообще-то эту задачу мы уже решали — и даже, можно сказать, решили. Несколько лет назад наш участок, изначально огороженный скалой, взялись присоединять к улице (не спрашивайте), для чего скалу потребовалось снести. В связи с этим семья симпатичных экскаваторов (грейдеров, камнедробилок, как их там) с утра до вечера била копытом не просто на нашей улице, а непосредственно у меня на кухне. Дом трясся так, что укачивало кота. Я в тот период как раз сидела с младенцем, поэтому отношения с техникой у меня сложились не просто личные, а, я бы сказала, интимные. Попробуйте обойтись без интимных отношений с тем, кого с утра до вечера бьет падучая на полу вашей кухни.

В какой-то момент я поняла, что меня саму вот-вот забьет падучая. И как-то ночью сказала Мусе: «Больше не могу. Пошли на дело». Мы надели черные плащи и прихватили с собой набор наклеек из Мусиной коллекции. Мусе тогда было десять лет, поэтому набор состоял из розовых сердечек и золотистых птичек.

На стройке было темно и тихо. Грейдеры спали, пригнув отбойные молотки. Экскаваторы молчали как убитые. Скала дремала.

- Давай, - скомандовала я Мусе. - Ничего другого мы все равно не можем сделать.

Мы обошли их всех. Птичек клеили спереди, сердечки — сзади. Часть получила по переливающейся птичке на каждую дверь, у других блестящие сердечки украсили задний бампер. Если не присматриваться, можно было подумать, что это звездная пыль.

Если присмотреться, становилось ясно, что кто-то сошел с ума.

Завершив работу, мы помахали присутствующим и свалили через забор. Отныне мы с ними были повязаны узами более крепкими, чем скала.

Не то что бы с того момента они перестали шуметь, и не то что бы я стала спокойней относиться к шуму. Но сам шум начал восприниматься немного иначе. Не просто техника орет, а, допустим, члены семьи скандалят. Членов семьи ведь не выбирают - ну, затесалась в нашу психованную компанию пара-тройка камнедробилок, не убивать же их теперь. Может, они еще пользу обществу принесут. Может, дом построят.

К тому же, каждый человек в десять лет имеет право на собственный экскаватор. Муся потом хвасталась в школе, что у нее их три.

* * *
Когда-нибудь изобретут бесшумные экскаваторы. Бесшумные дрели, бесшумные грейдеры, бесшумные сварочные аппараты. Бесшумные автомобили, бесшумные мотоциклы, бесшумные пылесосы. Это будет настолько прекрасный мир, что в нем можно будет даже отказаться от мечты о бесшумных детях.

Хотя тогда, наверное, просто повысится порог слышимости. Нам будет мешать сосед, который возмутительно громко о чем-то подумал. И спящий кот: ему снится сбежавшая мышь. И группа экстремистов, которая мысленно что-нибудь взорвет, разворотив при этом мысли всей планеты. В общем, что в лоб, что по лбу. Человечество собралось, чтобы причинять друг другу неудобство, и вопрос только в том, на какое место клеить птичку.

Впрочем, в качестве общего языка у нас всегда остается «Венгерский танец» Брамса.

(41 comments | comment on this)

Thursday, January 26th, 2017
10:26 am
Так выглядит счастье. Несчастье выглядит не так

Несчастье выглядит как угодно.
Сумерки, семь утра, раздражение на губе,
Постоянное грызущее недовольство,
Постоянно растущий вес, постоянная планка,
Которую не перепрыгнул в девятый раз
За последний год.

Несчастье выглядит как попало.
Разбитое сердце, разбитые ноги, разбитая чашка,
Неровно склеенная посуда, недостаточно денег, плохо завязанный шарф.
А иногда несчастье 
Никак не выглядит: его не видно вообще.

Конечно, бывает хуже.
Конечно, возьми себя в руки.
У других до чего всего,
А у тебя всего-то.
Но это ладно.
Когда нас будут судить
По размерам несчастья
Первое место достанется всем.

(16 comments | comment on this)

Monday, January 23rd, 2017
12:14 am - And more settings
Из ЖЖ я, похоже, уйду последней. Или не уйду совсем - выкладывать тексты с моей частотой можно где угодно. Если вы задаетесь вопросом "остался ли кто-нибудь в ЖЖ" - да, я тут осталась. Если вы спрашиваете себя "читает ли меня здесь кто-нибудь" - да, я вас читаю. Молча. Разговариваю я на работе - и, в связи с этим, больше по возможности нигде. Возможностей мало. Например интернет.

Но так как медведь-то остался на полюсе, а вот земная ось немножко подвинулась, я завела Фейсбук. Есть люди, у которых процессы занимают время. Зовут меня там так же, как везде, Victoria Reicher. Многим удобней там читать, а суть ровно та же: просто буду дублировать то, что выкладываю здесь, еще и туда.

Не знаю, как оно пойдет - я, конечно, могу издать мемуары "Пятнадцать лет без лж-ката", но плохо разбираюсь в сетевых нюансах. Пока что меня заблокировали при заполнении профиля, написав, что я печатаю быстрее, чем живой человек, следовательно - я робот. Как не стыдно.

Печатаю я, действительно, быстрее, чем живой человек (в подходящем настроении могу озвучивать пулемет), но это чисто технический момент. В остальном мы, роботы, совсем как люди. Спросите Фейсбук.

(105 comments | comment on this)

Sunday, January 22nd, 2017
11:32 pm - Settings
Сделаешь что-нибудь хорошее — суп сваришь, мусор выбросишь, квартиру купишь, ребенка родишь — и сразу кажется, сейчас придет Господь и поцелует в темечко. А он не приходит и не приходит.

Тогда встаешь на цыпочки, вытягиваешься изо всех сил и сам себя в темечко целуешь. И сразу легче.

* * *
Убирать квартиру перед уборщицей, чтобы ей было легче убрать. Учить детей до школы, чтоб их было легче учить. Принять таблетку перед походом к врачу, поесть перед приходом гостей, встать за пять минут до будильника, заснуть за пять шагов до кровати. Дождаться выходных и как следует поработать, дождаться рабочего дня и заболеть, дождаться тридцать первого декабря и лечь спать, дождаться выборов и не пойти. Купить телевизор побольше и никогда его не включать, разослать резюме по-быстрому, пока не ищешь работу.

У нас, похоже, настройки сбиты. Нас просто нужно настроить. Тогда, наконец, наступит хорошее настроение.

(55 comments | comment on this)

Monday, October 10th, 2016
2:20 pm - Акеда
Воспитательница детского сада,
толстуха Рейчел,
шлет фотографии группы с детской площадки.
Вон Давид раскачивает кипарис,
там Йонатан копает фонтан,
здесь Тамар играет в песочек с Диной.
Видно Шмуэля вверх ногами,
Рафаэля в оранжевых шортах,
профиль Дворы, лохматую челку Эстер,
и кудряшки Елены, сзади.

А мама Ицхака
не увидев на пестром фоне лица Ицхака,
шлет сообщение:
«Рейчел, где моя обезьянка?»

(В это время Авраам подыскивает веревку)

Командир стрелкового подразделения,
толстуха Рейчел,
щелкает телефоном солдат в выходной на базе.
Вот Давид салютует бутылкой кетчупа
Йонатану, стреляющему из сосиски,
а Тамар, смеясь, обнимается с Диной.
Видно Шмуэля в чистой футболке,
Рафаэля в дырявой майке,
профиль Дворы, короткую стрижку Эстер
и кудряшки Елены в прическе «хвостик».

А мама Ицхака,
не найдя среди общей смуты лица Ицхака,
волнуется:
«Рейчел, где моя обезьянка?»

(Между тем, Авраам осматривает тележку)

Медсестра отделения для ходячих,
толстуха Рейчел,
шлет фотографии с вечеринки в честь праздника Пурим.
Вот Давид в полосатой пижаме и клоунской шляпе,
вот Йонатан с костылем, на плече попугай из газеты.
У Тамар диабет и она нарядилась младенцем,
Дина курит в кадре (Дина все время курит).
Видно Шмуэля в пятнах засохшей каши,
Рафаэля в инвалидной коляске,
профиль Дворы, платок Эстер
и кудряшки Елены, седые.

А мама Ицхака,
которая умерла в две тысячи четырнадцатом году,
этой ночью приснится толстухе Рейчел
и строго спросит:
Рейчел, где моя обезьянка?

(Авраам с тележкой ползет на гору)

У тележки исправны борта и колеса,
В ней Ицхак надежно спеленут веревкой.
Авраам вспотел и бранится вполголоса,
Ицхак спокоен и смотрит в небо
(говорить он еще не умеет).
В облаках нахохлился толстый ангел:
У него неважное настроенье,
хотя с виду, вроде бы, все в порядке.

Здесь Давид гуляет в облачном платье,
там Йонатан устроил фонтан из радуг.
Дина лепит облачные скульптуры,
в каждой из них несложно узнать Тамар.
Видно Шмуэля вверх ногами,
Рафаэля, свободного от покровов,
профиль Дворы, глаза Эстер
и кудряшки Елены, опять золотые.

А мама Ицхака
(она умерла в две тысячи четырнадцатом году -
слава богу, успела)
тормошит задремавшего ангела:
«Где моя обезьянка?»
Она тянет его за крылья,
теребит за белые перья,
разозлившись, даже выдернула одно:
«Где моя обезьянка?»

(Авраам заносит наточенный нож)

И ангел со вздохом
Разворачивается в пространстве,
Бормочет что-то невнятное,
Чешется под крылом,
роняет седую пушинку
и летит, набирая скорость.

(64 comments | comment on this)

Thursday, September 1st, 2016
11:01 am - Сентябрь. Мы пережили лето
Бабочка по законам аэродинамики летать не может.
Ангелина Евгеньевна приближается к супермаркету.
В одной руке у нее кошелка, в другой тележка, 
В третьей сумка на колёсиках по имени Дарья.
Подмышкой авоська и кошелек.

Толик просит курочку, Борик - курточку,
Наташа - яблок, сыра и сельдерея.
Степан Антонович ест только постное, Маргарита Васильевна любит копченое,
Вася жует что дали, главное - много,
Мама четвертый год не встает с постели.

Ангелина Евгеньевна бросается в очередь. 
У нее давление двести сорок на восемьдесят.
У нее приливы, нервы и недержание. Наташа хочет новые сапоги,
А еще собаку. Собаку еще куда же!
С ней надо гулять, а кто это будет делать.

Во дворе уже месяц стройка, в природе осень. 
Ангелина Евгеньевна отоваривается в молочном отделе.
Новые сапоги стоят столько же, сколько осень,
Стройка, собака, куртка и курица, вместе взятые.
Гомеопат запретил курить. А она никогда не курила.

В этот момент появляется добрая фея.
Машет палочкой и говорит приветливо:
- Ангелина Евгеньевна, какое твое желание? Загадай любое, я все исполню немедленно.
Нет, она говорит не так. Она говорит:
- Гелечка! Ты моя быстрая ласточка, любимая девочка. Я куплю тебе воздушный шарик и кофточку, мы поедем кататься на карусели.
И улыбается, как в шестьдесят девятом году.

Ангелина Евгеньевна садится на пол супермаркета,
Трясет косичками, отчаянно брызжет слезами 
И кричит: 
- Купи мне куклу в зеленой шляпе! Куклу за восемь рублей и пятнадцать копеек!
Добрая фея склоняется в белом халате. Укол, корвалол, попейте водички, адрес?
Ангелина Евгеньевна забыла адрес. Улица Кирова, а помимо? Город какой?

А город - тот самый, все очень просто. Он стоит за дверью, в него не стоит очередь. 
Ангелина Евгеньевна выдыхает. Встает, благодарит окружающих, глотает лекарство, выходит из магазина.
Несет кошелку, авоську, куртку, катит Дарью. В Дарье курица, сыр, сметана, сельдерей, сапоги, селедка.
Отдельно в коробке - кукла в зеленой шляпе.
Бабочка по законам аэродинамики летать не может.
Но она летает.

(15 comments | comment on this)

Monday, June 27th, 2016
2:09 am - Нытьем и черешней
В жару я спасаюсь нытьем и черешней. Точнее, нытьем, черешней и красотой.

Летом во мне просыпается фруктовый сноб, и я хожу пешком в дорогой фруктовый магазин, где круглый год есть все. Зимой там тоже есть черешня, но продается поштучно. А летом лежит горой. Каждая ягодка — эстетическое совершенство. Пробовать необязательно, на вкус они все одинаковые. Можно просто стоять и смотреть.

В этом магазине не то что бы продукты особо дорогие - просто, видимо, в цену включены входные билеты. Ярмарка фруктового тщеславия: дыня кичится, арбуз выпендривается. Лоснятся толстые персики, как щеки у Красной Шапочки. Нектарины такие, что их не то что хочется купить, на них хочется жениться. Я сегодня женилась на пятерых. Потом подумала, что нектарины мне, в общем, не нужны, и добавила к ним шестого. Или шестую? Какого рода нектарин? Красота не имеет пола. Запах от этих нектаринов можно есть, он вполне осязаем и оседает сладостью на губах. Наклонись и нюхай, запомни, возьми с собой. В жару все равно невозможно носить ничего тяжелее запаха.

Иду обратно, рядом скользит полуголый мальчик. То ли опаздывает в университет, то ли стянул что-то с прилавка и теперь убегает, то ли террорист. Но мальчик красив настолько, что впору бежать за ним, чтобы еще посмотреть. Тоже совершенство, как нектарин. Так же лоснится, только очень торопится. Слишком жарко так торопиться. Проще бросить на землю нектарин, пусть катится, а я за ним пойду.

Неспешно идет сквозь жару беременная женщина, покачивается, вздыхает, очень ей тяжело. Все-таки жизнь неумолима. Она прет напролом, раздирая все на своем пути. Когда рожать, кого рожать, от кого рожать, эти наши интеллигентские штучки. Сила жизни — в умении проламывать асфальт. Все остальное можно догнать и съесть, как нектарин. Но, если от него останутся косточки...

* * *
По какой-то ссылке вышла на фотографии шведской королевской семьи на национальном празднике. Там на трибуне вместе с родителями королевские внуки — белокурая девочка-наследница и ее крошечный младший брат. Смеются, машут лапками многотысячной толпе.

Потом они на концерте, к ним подходят актеры и музыканты. Им вручают подарки, с ними фотографируется дирижер и солисты хора, их поздравляют, в их честь поют отдельную песню. День бесконечный, программа большая. Девочка поскучнела, мальчик заснул на руках.

Родиться принцем означает, что у тебя всегда будет место в первом ряду. И что ты никуда не сможешь оттуда уйти.

* * *
Приятель жалуется — слушай, мне сорок лет. С утра у меня мигрень, вечерами болит спина. На глазах очки, на зубах коронки, в обуви ортопедические стельки. От сухомятки запор, от жирного гастрит, от вина изжога. Без таблетки из дома не выйдешь, без крема на пляже не позагораешь, без сна вообще не жилец. Но я же, вроде, здоровый человек!

Ну да, говорю. Ты и есть здоровый человек. Так выглядит здоровье. Потому что болезнь выглядит совсем не так.

Или вот: работаешь без конца, деньги тратишь исключительно на детей. Питаешься дома, не в ресторанах, носишь хлопок, расслабляешься на диване. По доходам уверенно входишь в средний класс и даже кое-где из него выходишь. Почему же в итоге у тебя накоплений — раз в год, вывернув все карманы, отвезти семью к ближайшему морю, туда самолетом, обратно пешком? Ты же, вроде, богатый?

Ну да, именно так и выглядит богатство. Бедность выглядит не так.

У меня же прекрасные легкие дети! Почему же они непослушные, шумные, не гении в математике, и в комнате у них постоянно бардак?

Все просто: так и ведут себя прекрасные легкие дети. Тяжелые дети ведут себя совсем иначе.

Но у меня же хорошее воспитание, хорошее настроение! Хорошая жизнь, хорошая голова. Почему же… Все верно. Хорошее тело, хорошее лето. То, что у нас есть — это оно и есть. Когда оно больше не будет хорошим? Когда его не будет.

А вот еще: я же, вроде, быстрый! Почему же все у меня занимает столько времени? Любые процессы, все изменения? Да и само понимание?

Все просто: «столько времени» - это и есть «быстро». Медленно — это гораздо дольше.

А как же жизнь? Она же короткая, получается?

Нет. Она длинная. Очень длинная: семьдесят, восемьдесят лет. И за них ты успеешь то, что успеешь. Так и выглядит длинная жизнь. Короткая жизнь — это совсем другое.

Еду после работы мимо парка, где по аллее каждый вечер ковыляют два старичка. Я их знаю лет двадцать, они были красивы, как бывают красивы породистые немолодые люди. Они были веселыми, боевыми, ездили заграницу, собирали картины, смеялись моим анекдотам. Сейчас как будто уменьшились вдвое. Старушка согнулась, старик опирается на костыли. Меня не узнали. Волочат ноги, три шага в пять минут.

Так выглядит счастье. Несчастье выглядит не так.

* * *
Родиться человеком означает, что у тебя всегда будет место в первом ряду. И что ты никуда не сможешь оттуда уйти. До тех пор, пока от тебя не останутся косточки.

Не ной. Потом из них прорастет черешня.

(113 comments | comment on this)

Wednesday, April 13th, 2016
9:37 pm - Анна и Эльза идут к психиатру
Тяжелые шторы были задернуты по всей кухне, кроме маленького островка на подоконнике: там принимал солнечную ванну кустик анютиных глазок по кличке Клумба. Остальное пространство напоминало тенистый аквариум, в котором вяло шевелили плавниками две сонных рыбы. Этим утром рыб звали Анна и Эльза.

- У меня есть булочки, - сказала я нейтральным тоном. Эмоции противопоказаны человеку, проспавшему три с половиной часа. - Теплые. Я зашла в пекарню.

- Хочу булочку! - сказала Анна.
- Хочу спать, - сказала Эльза.
- Хочу удавиться, - призналась я.
- О! - сказала Эльза.
- Хочу булочку, - сказала Анна.
- Ну да, - сказала Эльза. - А потом удавиться.
- О! - сказала я.

Это было начало прекрасного дня. Мы втроем собрались пойти в детский сад, чтобы провести там день рождения Роми для группы из тридцати пяти детей. Роми - младшая сестра Анны и лучшая подруга младшей сестры Эльзы, лучшей подруги Анны. Про Анну и Эльзу (тогда их еще звали Муся и Котяня, а в миру вообще-то зовут Таир и Михаль) я писала, например, здесь. Или здесь. Эти двое были отличным тандемом говорящих гномов, а спустя десять лет превратились в не менее роскошный тандем сознательных людей. К сожалению, с приходом сознательности уходит умение радоваться раннему утру. Подростки всегда недосыпают, им по статусу положено. А я в принципе не умею «досыпать», потому что в сутках двадцать четыре или сколько там часа, а дел гораздо больше.

Праздник в детском саду был назначен на десять утра. К половине восьмого я отвела туда детей, зашла в за булочками и вернулась домой, где меня ждали будущие Анна и Эльза. День рождения, как вы уже догадались, был посвящен проклятию всех сознательных людей и восторгу всех несознательных, особенно Роми: мультфильму «Холодное сердце». Мы собирались нарядить старших девиц в костюмы героинь и рассказать детям сказку. Ничего сложного, небольшой дивертисмент на полчаса плюс торт - остальную программу готовила воспитательница. Святая женщина.

Я сварила кофе и выложила булочки. Возникший запах несколько примирил Эльзу и Анну с реальностью, а меня — с существованием детских садов. Но я все еще предпочитала, чтобы все это происходило не со мной.

- Надо придумать сказку, - напомнила Михаль. Она у нас самая ответственная, когда проснется.

Со сказкой дела обстояли так. В садике принято приносить на день рождения торт и маленькие подарки-сюрпризы для всех детей. Детей, как уже было сказано, тридцать пять, поэтому сюрпризами редко бывают живые слонята или новые айфоны. Чаще крошечные упаковки цветного пластилина или ластики в форме карты Израиля. В моем случае все было сложней, потому что накануне я случайно купила тридцать пять драконов.

(Сцену в магазине при оптовой закупке драконов, из них примерно трети — с одной головой, половины — с двумя, какого-то количества — с тремя и несколькими вообще без головы, мы оставим за кадром. Скажу только, что мне сделали скидку за тех, что без головы, продав за полцены тех, что с тремя).

В отличие от упаковок живых слонят, драконов в детском коллективе нужно хоть чем-то оправдать. Можно, конечно, раздать всем детям про дракону и мрачно скомандовать: «Огонь!», но лучше приделать идеологическую базу. Хотя бы на уровне «этого дракона зовут Садист, он каждое утро чистит зубы».
- Этого дракона зовут Садист? - заинтересовалась Эльза. - А как тогда зовут остальных?
(Мазохист, Анархист, Фашист, Контрабандист, Анархо-синдикалист и так до тридцати пяти. Последним будет Эгоист).
- Это меня зовут Садист, - призналась я. - Пейте лучше кофе.
- Надо придумать сказку, - напомнила Михаль.
- Ладно, - я вздохнула. - Идея такая: сказка будет называться «Анна, Эльза и дракон». Или, лучше, «Анна, Эльза и дракониха». Мы разовьем вокруг драконихи какой-нибудь сюжет, а потом выдадим детям маленьких дракончиков в качестве финального аккорда.
- Однажды, - мечтательно начала Таир, - у Эльзы была…
- Депрессия, - подсказала Михаль.
- Клиническая, - быстро вставила я.
- А какие еще бывают? - заинтересовалась Таир.
Я оживилась.
- Психогенная, эндогенная, наследственная, послеродовая…
- Хватит, - попросила Таир. - У Эльзы была просто депрессия.
- Резистентная, - вспомнила я.
- Это как? - заинтересовалась Михаль.
- Это которая ничем не лечится.
- Однажды у Эльзы была резистентная депрессия, - согласилась Таир. - И она пошла…
- На крышу, - подсказала Михаль.
- Где ее уже ждала Анна!
- У которой была…
- Мания. Она любила прыгать с крыши.
- И часто она с нее прыгала?
- Каждый день.
- Это был первый этаж?
- Нет, девятый!
- А как же…
- Мама, а мания резистентная бывает? Ты же говоришь, такое ничем не лечится. Значит, прыгать с девятого этажа тоже не помогает!
- Однажды у Анны была резистентная мания, и она каждый день прыгала с девятого этажа. А у Эльзы была резистентная депрессия, и она каждый день…
- Прыгала с девятого этажа?
- Не угадали! Отказывалась залезать на крышу!
- А Анна ее уговаривала, уговаривала, уговаривала…
- Так вот почему у Эльзы была депрессия. Ее достала Анна.

В этом месте я поняла, что пора брать сюжет в свои руки.

- Так. Хватит. Однажды Анна и Эльза пошли гулять! И в густом лесу встретили дракониху. Она там…
- Лежала, - подсказала Михаль.
- Болела? - уточнила Таир.
- Отдыхала! - отрезала я. - Потому что у нее было тридцать пять детей. И в какой-то момент…
- Началась депрессия, - понимающе продолжила Таир.
- Резистентная, - с готовностью вставила Михаль и взяла последнюю булочку.

Мы уважительно помолчали. Дракониха — мать тридцати пяти детей, с резистентной депрессией лежащая в лесу, произвела впечатление на всех.

- Её детей, - мечтательно завела Михаль, - звали Садист, Мазохист, Фашист, Анархист, Эгоист…
- А что такое «анархо-синдикалист»? - спросила Таир.
- А который час? - спросила я.
- А когда мы будем сочинять сказку? - спросила Михаль.

Кустик анютиных глазок по кличке Клумба не спросил ничего. Он стоял в единственном на всю кухню солнечном пятне и ему было тепло.

* * *
Дети встретили нас восторженно. Не каждый день к ним приходят настоящие Анна и Эльза с мешком драконов и депрессией.

- Жили-были Анна и Эльза, - начала я голосом очень доброй бабушки, способной без колебаний убить любого, кто ее прервет. - И у них была… кхм… очень хорошая жизнь. Однажды они пошли гулять. В густой, светлый, радостный лиственный лес!

Спектакль покатился своим чередом. Анна и Эльза, подобрев после булочек и отсмеявшись в объятьях коллективного бессознательного, были на высоте. Дети смотрели как завороженные. Дракониха, благодарная Анне и Эльзе за чудесное спасение и волшебное излечение (не спрашивайте, это была импровизация), улетела на год и вернулась в компании тридцати пяти потомков. У части потомков была одна голова, у некоторых — две, у прочих три. Безголовых я оставила дома.
- Видите? - торжествующе заявила дракониха. - Я больше не одинока! Все эти малютки — мои!
- А как их зовут? - крикнул кто-то из детей.
Дракониха неожиданно поперхнулась и отчетливо всхлипнула. Рядом с ней Эльза кусала губы. Я в поисках идей оглянулась на Анну, но у Анны, похоже, началась депрессия. Она отвернулась к стене.
- Имена вы им придумаете сами, - нашлась дракониха. - Это очень красивые маленькие дракончики. Благодаря им, у меня теперь постоянно…
Депрессия Анны достигла резистентной стадии. Эльза выглядела так, будто собиралась прыгнуть с крыши. Сама дракониха крепилась исключительно в силу многолетней привычки держать лицо.
- У меня, - со значением произнесла она. - Постоянно. Очень. Хорошее. Настроение!!! А мои дети летают по миру и всем приносят удачу. Кто хочет маленького дракончика на удачу?

Хотели все.

* * *
Роми осталась в полном восторге от дня рожденья. Детям очень понравилась сказка и ее мужественные героини. Воспитательница горячо благодарила за прекрасные сорок минут, которые смогла целиком промолчать. Ей я тоже подарила малютку-дракончика на удачу. Принцессы также получили по дракончику, а последний достался мне. Всем хватило.

И только мы с Анной и Эльзой знали, что наиболее интересные моменты в сказку не вошли. Самым веселым в ней было не выступать в красивых платьях, а обсуждать виды депрессии в полутемной кухне. Если мы хотим, чтобы нас когда-либо еще допустили к детям, никто не должен про это узнать.

Правда, знает кустик анютиных глазок по кличке Клумба. Но он молчит. На всякий случай, я поставила дракончика рядом с ним.

(101 comments | comment on this)

Tuesday, March 22nd, 2016
11:52 am - Losy i ciosy ukryte za mgłą
Сорок два — это, как известно, универсальный ответ на главный вопрос жизни, Вселенной и вообще. Когда таким образом определяется возраст, поневоле проникаешься к нему некоторым уважением.

Поэтому я думала, о чем бы сегодня поговорить. Допустим, юнгианская аналитика. Это я в очередной раз пошла учиться. И теперь говорю на учебные темы непрерывно, так что домашние обдумывают план эвакуации, а дикие просто вымерли. В рамках вопроса о жизни, Вселенной и вообще — самое то.

Или, к примеру, польский язык. Напротив Института Юнгианской Аналитики по досадному недоразумению расположен Институт Гете. Я ничего не имею против Гете, но по логике вещей там должен быть расположен Польский Институт. Потому что иначе я никак не успеваю с одних занятий на другие. Но Польский Институт по досадному недоразумению расположен в Тель-Авиве. Поэтому я никак туда не успеваю, а учу польский по переводам песен Окуджавы. А почему польский? А почему «вообще»?

Или о детской психологии. Ладно, ладно, молчу.

Короче, когда речь идет о главном вопросе, выбрать непросто: каждая тема выглядит недостаточной весомой в этот торжественный день. Поэтому давайте я расскажу, как протаскивать контрабанду в торговый центр.

Про юнгианскую аналитику все помнят? И про польский язык? Еще я умею сворачивать язык в трубочку. А теперь про контрабанду. Внимание! Сорок два.

* * *
Все началось с того, что мы с Романом решили смотаться в супер. Роману почти пять лет, и он девочка. В остальном с ним никаких проблем.

Мне уже не пять, но я тоже в некотором смысле... это самое. Грузоподъемность у меня пониженная, а вешу я как два цыпленка в альпинистской связке. Поэтому, если хорошенько нагрузить магазинную тележку и приделать к ней меня, это будет fatal error в смысле управления тележкой. Особенно когда тележке нужно ехать быстро. Но кто же планирует гонять на тележках? Зачем все заранее усложнять?

Нагрузить тележку нам с Романом удалось без особого труда. С некоторым трудом мне удалось убедить Романа не висеть на тележке. После чего мне удалось её сдвинуть и докатить до лифта.

После чего охранник возле лифта сообщил мне, что с тележками нельзя.

Вы тоже думали, что если наверху у торгового центра находится парковка, а внизу — супермаркет, то эти вещи каким-то образом связаны между собой?
А вот и нет.
Оказалось, у супермаркета есть своя парковка, и тележки можно вывозить только на нее. А ввозить в лифт, прокатывать по пяти этажам торгового центра, выкатывать на крышу и оттуда сбрасывать на головы прохожих — нельзя. Даже если не сбрасывать, все равно нельзя. Даже если у вас в тележке четыре собственных веса, а на тележке висит упрямый Роман.

Охранник предложил мне оставить тележку возле него (хотя не предложил оставить там же Романа), подняться до машины, съехать вниз, заехать на нижнюю парковку и вуаля, пожалуйста. Разгружайся.

Но на нижней парковке была пробка. Машины стояли в очереди аж с соседней улицы, сплелись на въезде в плотный коврик и гудели так, что у тележки тряслись колеса. Мне стало ясно, что день рожденья я встречу в очереди на парковку. До него на тот момент оставалось две недели. А как же с вопросом жизни, Вселенной и вообще?

Я стояла и размышляла. Роман висел на тележке вниз головой и всем своим видом давал понять, что вот-вот начнет бузить. Охранник смотрел без выражения. Он уже отказал мне в исключении, в исключительном исключении и в исключении в порядке исключения. Более того, сообщил, что если он пропустит меня с тележкой — его уволят, практически в тот же миг. Мне не хотелось брать на себя ответственность за дальнейшее трудоустройство охранника, поэтому я уважительно притихла и начала обдумывать альтернативные варианты. Например, бросить продукты нахрен и уехать. Роман раскачивался сам и качал тележку. Машины в пробке гудели. Время шло.

- Нуладноидитолькобыстро.

Охранник произнес это, не разжимая губ. На курсе молодого бойца у меня по скорости реакции было второе место в роте. Одним движением я подхватила тележку, Романа и вконец упавшую мотивацию, и двинулась вперед. Меня ждали пять этажей в два приема (там по дороге не один, а два лифта), коридор, еще два охранника по пути и дружеское напутствие:
- И постарайся, чтобы тебя никто не видел.
В переполненном торговом центре. С неуправляемой продуктовой тележкой и ребенком. Не вопрос.
- Тележку вниз возвращать не надо! Брось ее там. Ты за нее платила?

Я платила. У меня в кошельке всегда лежит монета в один евро — бесполезная в Израиле, зато диаметром ровно подходящая для магазинных тележек. Сейчас мой дорогой евро лежал, зажатый в челюстях бездушного механизма. Чтобы достать его из пустой тележки, требовалась еще одна. Я была готова пожертвовать своим евро ради усложненного курса молодого бойца в полевых условиях торгового центра. Но охранник добавил:
- Ну, тогда найди там какую-нибудь другую тележку, и вынь свою монетку.
Отметив краем сознания некоторую нелинейность логики в происходящем, я ввинтилась в лифт.

* * *
К счастью, мои дети твердо знают две команды: «Быстро» и «Не сейчас». Ими можно с высокой эффективностью управлять четырехлеткой, когда вы стараетесь остаться незамеченными при переходе государственной границы, нагруженные станковым пулеметом, тачанкой, каяком и веслом.

Я думаю, у нас получилось. Те люди, которые совершенно случайно обратили на нас внимание, наверняка решили, что у них архетипические галлюцинации. Потому что по всему торговому центру висят объявления «С тележками нельзя!». Мы проносились под ними, как зов коллективного бессознательного. Думаю, у тех, кто нас увидел, после этого были очень содержательные сны.

У выхода на крышу дежурил еще один охранник. Он безмятежным взором окинул группу, состоящую из тачанки… в смысле, из тележки, Романа и меня, и без звука дал нам проехать под большим плакатом «С тележками нельзя». Мы выкатились на парковку.
И обнаружили себя, как Алиса, в очень странном месте. Огромная парковка была совершенно пуста. Вы когда-нибудь пробовали ориентироваться в совершенно пустом ангаре размером с четыре футбольных поля? Да, там есть цифры. Но проблема заключалась в том, что цифры были не те.

А теперь вернулись к главному вопросу жизни, Вселенной и вообще. Наша машина стояла под цифрами «четыре и два». В смысле, четвертый ряд, вторая колонка или что там у них. Но вокруг нас не было ни цифры два, ни машины. Цифра четыре была, но она была какая-то неправильная. Смутно другая она была.
- Мама, - шепотом сказала Роми, - я боюсь.
- Чего ты боишься? - непедагогично удивилась я. - Тут же никого нет!
- Этого я и боюсь, - заплакала Роми. - Здесь никого нет.

Я не стала объяснять ребенку, что бояться надо как раз когда кто-то есть. Вместо этого я предложила ей спеть. Мы всегда поем, потеряв машину на пустой парковке… в смысле, когда нам не по себе.
Поем мы то, что мне в тот момент приходит в голову. В голову мне пришла украинская народная песня «Цвiте терен». Вы еще помните про польский? Началось это с украинского.
- Цвiте терен, цвiте терен, листя опадає, - запела я, толкая перед собой тележку, - Хто в любові не знається, той горя не знає. Хто в любові не знається, той горя не знає.
- Мама, - задумчиво сказала Роми спустя два куплета и пять зигзагов, - а ведь на нашей парковке была другая цифра четыре. Тут она в большом круге, а там была в маленьком…
Я поняла, что пришло время действовать. Например, подойти к местному охраннику и что-нибудь спросить. Вот только вряд ли имеет смысл таскаться туда-сюда с тележкой. Значит, тележку нужно спрятать.
Вы когда-нибудь прятали нагруженную продуктами тележку на абсолютно пустой парковке, увешанной знаками «С тележками нельзя»? Это несложно. Нужно просто завернуть с тележкой за угол. За любой. Ну… если вы его найдете.
Мы нашли.
Охранник был очень мил и быстро разобрался, что нам просто нужно на парковку этажом ниже. Оставалась только одна загвоздка: как туда попасть.
- Элементарно, - махнул он рукой вдоль плаката «С тележками нельзя». - Возвращаешься в торговый центр, садишься в лифт, спускаешься на один этаж…
Цвiте терен, цвiте терен…
- Ок, - кивнула я. - А другой вариант у нас есть?
- Ну есть, - признался охранник. - Просто иди по парковке вниз. Там пандус.
Он не уточнил, что пандус там для автомобилей - у которых, в отличие от тележки, есть тормоза. Но я решила подумать об этом завтра.

Мы с Романом вернулись в наш маленький фильм ужасов и я поняла, что потеряла тележку. Потому что не помню, за каким углом она была.
- Цвiте терен, цвiте терен, - соображать надо было быстро. Роман и без того уже был на последнем этапе перед рыданиями. - А цвіт опадає….
Если бы тележка могла мне подпеть из-за своего угла! Но она молчала. Хто в любові не знається, той горя не знає, вот уж точно.
- Мама, - шепотом спросила Роми, - а чем польский язык отличается от украинского?
Я подавила желание отдать команду «Не сейчас» и пустилась в филологический экскурс. Ребенка не нужно учить, ребенка нужно гипнотизировать. Тогда он, по крайней мере, молчит.

* * *
Кончилось все хорошо. Мы не только нашли тележку, мы даже сумели спуститься с ней (я бы даже сказала, «на ней») по автомобильному пандусу и никуда не врезаться. Ну… почти. Столбу не больно, а тележке все равно. Нашли машину под нужной цифрой «четыре», в колонке под номером два. И вот это был абсолютно точный ответ на вопрос жизни, Вселенной и вообще.

На гребне удачи я ключом от машины выковыряла евро из тележкиного зажима, послала ей воздушный поцелуй и вероломно бросила под плакатом «С тележками нельзя». Дорогая тележка! У нас с тобой была не очень длинная совместная жизнь, но она оказалась насыщенной и интересной. Я надеюсь, у тебя все хорошо. Если будешь в чем-нибудь сомневаться, загляни под цифры «четыре» и «два». Там ответ.

А теперь про день рожденья и главный вопрос. Главный вопрос — не контрабанда, не терен и даже не юнгианская аналитика. Кстати, сегодняшний вечер я проведу на учебе. Главное - когда вы поете при ребенке, учитывать целевую аудиторию. Роман теперь ходит по дому и поет:
- Хоч дрімайте, не дрімайте - не будете спати!
И вот это, я подозреваю, пророчество мне на ближайший год.
Ну и ладно, не будем. Сорок два.

current mood: 22.03.2016

(201 comments | comment on this)

Thursday, December 31st, 2015
9:41 am - Постоянная планка
Семь часов для сна. Достать скорей чернила. Семь часов для сна, творить — как это мило! Чудак на свете жил, считалочку сложил, ночами рай для сов: осталось шесть часов.

Шесть часов для сна. Да здравствует общение! Шесть часов для сна, обсудим изречения китайских мудрецов и козни подлецов. Ночами рай для сов: осталось пять часов!

Пять часов для сна. Прослушаем кантату. Пять часов для сна? Нет сонному диктату! Солистка впереди, седьмой размер груди. Бледнеют небеса: четыре спим часа.

Четыре спим часа? Звони погромче другу! Четыре спим часа? Разбудим всю прислугу, не будем горевать, а будем танцевать, расслабим телеса: осталось три часа!

Осталось три часа - народ, тушите свечи. Осталось три часа? Какой безумный вечер. И зверский аппетит, наверное гастрит. Ну, где там колбаса? Осталось два часа.

Осталось два часа, обнимемся же кстати, осталось два часа, как раз на это хватит! Коньяк и темнота, с размаху на кота, кот нервным стал тотчас и спать остался час.

Остался час поспать, закрой скорее глазки! Остался час поспать, но как заснуть без сказки? Три сына у царя, один родился зря, другой ходил в кабак, а третий был дурак. Чернила доставал, великих обсуждал, о музыке судил, округу разбудил, гастрит разбередил, девицу заводил. На гору попадал, кольцо в нее кидал, дракона не поймал, будильник поломал, показывал кино, принес нам эскимо, отдал его за так, будильник об косяк, волшебником не стал, от должности устал, учиться полюбил, будильник разбомбил, дорос до облаков, мигнул и был таков. Будильник взял с собой. Спи сладко, дорогой.

Спокойной ночи! С Новым годом!

current mood: naughty

(26 comments | comment on this)

> previous 20 entries
> top of page
LiveJournal.com